Руслан Ткаченко

Положение молодёжи и условия её развития в последние годы определяются новыми экономическими вызовами, прямо или опосредованно влияющими на перспективы становления и успешную интеграцию подрастающих поколений в общество. Это требует государственного регулирования политики в отношении молодёжи, создания для нее условий, способствующих активизации ее внутреннего потенциала в направлении её собственного развития и преодоления кризисных явлений в обществе.

Создание таких условий – прерогатива государственной молодёжной политики, представляющей собой «систему мер нормативно-правового, финансово-экономического, организационно-управленческого, информационно-аналитического, кадрового и научного характера, реализуемых на основе взаимодействия с институтами гражданского общества и гражданами, активного межведомственного взаимодействия, направленных на гражданско-патриотическое и духовно-нравственное воспитание молодёжи, расширение возможностей для эффективной самореализации молодёжи и повышение уровня ее потенциала в целях достижения устойчивого социально-экономического развития, глобальной конкурентоспособности, национальной безопасности страны, а также упрочения ее лидерских позиций на мировой арене».

Данная целевая установка содержится в основных нормативных документах федерального уровня, определяющих сущность политики государства в отношении молодёжной группы российского социума: «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», «Основах государственной молодёжной политики Российской Федерации на период до 2025 года».

Эти документы ориентированы на работу с различными категориями и группами молодёжи с учётом их положения и специфики социальных и социально-экономических проблем. Главным результатом реализации государственной молодёжной политики в ближайшее десятилетие должно стать улучшение социально-экономического положения молодёжи Российской Федерации и увеличение степени ее вовлечённости в социально-экономическую жизнь страны.

Молодёжь – социально-демографическая группа, несущая в себе одновременное сочетание трех важных качественных характеристик, выступающих синхронно. Это социальный слой, который:
— перенимает опыт предыдущего поколения (через образование, воспитание в семье, общение с наставниками и другими, старшими возрастными слоями в процессе жизнедеятельности);
— генерирует новые идеи и опирается на интуитивное понимание и оценку происходящего более, нежели на жизненный опыт и эмпирические исследования, формирует новаторские предложения во всех сферах жизнедеятельности;
— обеспечивает демографическую преемственность поколений, отвечает за воспроизводство следующего поколения.

Как социально-демографическая группа молодёжь неоднородна по своему составу. В ней выделяются различные слои по возрасту, полу, видам деятельности, включённости в различные общественные структуры (экономические, профессиональные, социально-политические и др.), месту жительства и т.д. Соответственно дифференцируются положение молодёжи, её статусные характеристики, её групповое самосознание, интересы и ценности.

Отличительное социальное качество молодёжи связывается с её  способностью наследовать, воспроизводить на качественно новой основе и передавать (транслировать) следующим поколениям всю систему социальных отношений.

Выделяемые на этой основе специфические социальные функции молодёжи – воспроизводственная, инновационная и трансляционная – выступают её сущностными характеристиками. Реализация молодёжью своих устремлений, направленных на саморазвитие и самореализацию,  делает её главным фактором развития всего российского общества, несущим ответственность за сохранение и развитие своей страны, её  исторического и культурного наследия перед лицом новых вызовов.

В силу того, что молодёжь объективно является резервом дальнейшего динамичного и прогрессивного развития общества, она является предметом особого национально-государственного внимания.

Молодёжь является одним из основных субъектов общественного воспроизводства, поскольку именно в молодёжных возрастных группах сконцентрирован репродуктивный и трудовой потенциал населения. Воспроизводство осуществляется в процессе смены поколений. За счёт этого общество обновляется, совершенствует структуру, передаёт от старших поколений младшим общественные институты, опыт, культуру, систему норм, ценностей, частично их сохраняет, а частично изменяет. Тем самым молодёжь закономерно является одним из главных факторов движущих сил общественного развития.

Рассматривая молодёжь как объект национально-государственных интересов, отмечая её глобальную роль в ответственности за сохранение и развитие своей страны, необходимо особое внимание уделять  ключевой роли молодёжи в формировании демографического потенциала российского общества.

Оценка реального состояния российской молодёжи по многим показателям социального развития сигнализирует о системном социально-экономическом, демографическом, физическом и социокультурном неблагополучии молодых людей. Нестабильное положение молодых людей в условиях трансформирующегося общества обусловливает необходимость активного государственного и общественного соучастия по широкому спектру вопросов, касающихся значимых сфер жизнедеятельности юношей и девушек: профессионального образования, труда, карьеры, материального обеспечения, семьи, здоровьесбережения, личной жизни, досуга и пр.

Таким образом, правомерно говорить о том, что молодёжь нуждается в специфических условиях, которые будут способствовать её социальному функционированию в соответствующих сферах жизнедеятельности, присущих данной социальной группе.

В этой связи следует отметить роль государственной демографической политики в решении социально-экономических проблем российской молодёжи, в частности, «Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года», которая направлена на увеличение продолжительности жизни населения, сокращение уровня смертности, рост рождаемости, регулирование внутренней и внешней миграции, сохранение и укрепление здоровья населения и улучшение на этой основе демографической ситуации в нашей стране.

Участие молодёжи в социально-политической жизни остаётся одной из важнейших проблем современного общества. Это связано с социальной ролью, которую молодёжь объективно играет в социально-политических отношениях. Направленность её интеграции в те или иные общественно-политические структуры, устойчивость идентификаций с ними, характер политических представлений является фактором формирования солидарных отношений в обществе и сохранения его целостности и безопасности.

Современный партнёрский этап молодежной политики предполагает частичное делегирование молодёжи субъектности социально-политических отношений, проявляющееся в трех основных направлениях  устойчивого развития:

1) политической сознательности: формирование в детско-молодёжной среде ценностей позитивного участия в жизни общества и ответственного поведения, позволяющим усилить жизненные установки, определить социальные ориентации, преодолеть барьеры (символические границы, табу, стереотипы) между существующим и новым для себя пространством, переносить образцы будущего в свою жизнь. Молодые люди, как правило, ориентируются на референтные группы, отличающиеся более высоким статусом и престижем, более успешные в современном мире (кумиры, образцы обеспеченной, красивой жизни). Эти образцы закрепляются в ролевых структурах молодых людей в форме ожиданий и притязаний… Если увеличивается разрыв между притязаниями личности и возможностями их удовлетворения, то политические установки принимают экстремальную форму. Под экстремальностью молодёжного сознания понимают различные проявления максимализма в сознании и крайностей в поведении на групповом и индивидуально-личностном уровнях»;

2) политической образованности: обучение политической культуре и «выравнивание» политического статуса и процентного соотношения молодых активистов на учрежденческом, муниципальном, региональном, федеральном и международном уровнях. Частичное делегирование субъектности молодежной политики самой молодёжи проявляется в том, что в настоящее время каждый гражданин, достигший 18-летнего возраста, имеет право стать депутатом муниципального собрания. Этой же стратегии придерживается московское законодательство, которое ранее, чем федеральное, ввело норму о том, что с 18 лет молодой гражданин может быть избранным в депутаты муниципального собрания. Поскольку регистрация в качестве кандидата в депутаты проходит за 2-3 месяца до даты избрания, то зарегистрироваться в кандидаты можно, будучи семнадцатилетним. Возраст, таким образом, играет роль значимого стратификационного основания и является важным фактором участия молодых людей в социально-политической жизни общества;

3) политического поведения: предоставление молодёжи возможности реального улучшения своего благосостояния. Современные исследователи – Зубок Ю.А., Чупров В.И. рассматривают участие молодёжи в политической жизни как особую форму консолидации групповых интересов, отражающих осознанные особенности собственного социального положения, роли и места в обществе и способ их реализации;

Участие молодёжи в социально-политической жизни общества требует применения мониторинга как непрерывного процесса отслеживания динамики развития молодёжи.

Понятие мониторинг (от лат. monitor – напоминающий, надзирающий) рассматривается как диагностический инструмент планомерного отслеживания политических явлений, тенденций и процессов в молодёжной среде. Целью мониторинга выступает оценка вовлечённости молодёжи в социально-политическую жизнь, отношения к институтам власти (доверия/недоверия), идеологических предпочтений, партийных пристрастий, удовлетворённостью молодых людей молодёжной социальной инфраструктурой.

Вместе с тем, мониторинговое исследование участия молодёжи в сфере социально-политических отношений предопределяет включение таких индикаторов ее проявления, как «политический интерес», «политическая активность», «политическая инициатива» и  «политическое участие». Трактовки данных категорий в теории политики представлены в определённой степени неоднозначно. В частности,  сравнительный анализ политологической трактовки данных понятий в эволюции их разработки отражает постепенный переход от понятийной определённости через многообразные авторские разработки дефиниций и до институционализации указанных понятий, их законодательного закрепления.

Как показывает политологический анализ проблемы мониторинга вовлечённости молодёжи в сферу социально-политических отношений, его практическое применение позволяет решить комплекс задач политического управления:
— стимулирует социальную и политическую активность молодёжи на уровне целеполагания политики;
— обеспечивает адресную референтацию (отбор) демократических методов политического управления;
— оценивает реальный вклад молодёжи в преобразовательные процессы;
— позволяет оценить уровень конгруэнтности молодёжной социальной инфраструктуры реальным проблемам, интересам молодёжи;
— позволяет определить уровень баланса между интересами государства, гражданского общества, молодёжи в отношении развития и самореализации социального и политического потенциала молодого поколения, интеграции и реинтеграции  в процессы преобразования с учётом потребностей, запросов  молодых людей, имеющих право выбора системы политических координат;
— активизирует прямую и обратную связи информационного сопровождения государственной и муниципальной политики в отношении молодёжи на основе коррекции процессов принятия политических решений;
— обобщает полученные данные для политического проектирования и прогнозирования динамики развития молодёжной среды как источника мотивации политической активности молодёжи.

Интегративной характеристикой политической образованности, сознательности и поведения молодёжи выступает её политическая культура.

Политическая культура выражает суть социально-политической системы, определяет базовые политические ценности, общественные цели, «правила игры» в политике. Необходимо исследовать политическую культуру молодёжи, поскольку это позволяет выявить уровень политической образованности молодых, их социальные интересы и предпочтения, степень осознания общественных задач и готовность участия в их реализации.

Представляется очевидным, что плодотворный подход к обсуждению, экспертизе и применению нормативных правовых актов и их проектов должен основываться на адекватном, отвечающем объективным потребностям общества понимании существа семейной политики.

Общепризнанно, что именно семья является естественной и основной ячейкой общества. Благополучие общества и его будущее, таким образом, напрямую зависит от состояния семьи как целого, как определяющего социального феномена. Являясь определяющим для будущего общества, состояние семьи как целого на макроуровне характеризует текущее состояние общества и благополучие социальной системы в целом, позволяет определить продуктивность происходящих в ней процессов. Одновременно оно является предвестником будущего состояния и развития общества.

Поэтому адекватное понимание семейной политики должно ставить в центр семью именно как единое целое, а не просто как сумму отдельных субъектов, независимых друг от друга индивидуумов с семейными связями и обязанностями.

К сожалению, понимание семейной политики, зачастую существующее на практике, не отвечает этому системному условию. Вместо того, чтобы рассматривать семейную политику, исходя из центрального значения для нее семьи как таковой, как целого, семейного образа жизни, связанных с семьей ценностей, ее часто конструируют исходя из ошибочного понимания ее сути. В таких случаях семейная политика рассматривается как сумма мер государственной поддержки тех или иных конкретных типов семьи, их социального сопровождения, «работы» с ними как с объектами той или иной деятельности. В некоторых случаях ошибочное понимание семейной политики еще дальше отклоняется от ее подлинного существа, и семейная политика сводится к сумме тех или иных мер государственной поддержки отдельных индивидуумов с теми или иными семейными связями и обязанностями. Такое неадекватное понимание семейной политики не способно вести к ее продуктивности. При таком понимании в один ряд с семьей, основанной на стабильном брачном союзе и направленной к рождению и воспитанию детей, нередко ставятся совершенно иные, отличные от нее общественные феномены. К семье во многих отношениях приравниваются внебрачные сожительства, домохозяйства, включающие не состоящего и не состоявшего в браке одинокого родителя с детьми, а в некоторых странах — даже разные виды однополых союзов. Между тем, для отождествления этих феноменов с семьей как центром и целью семейной политики государства нет никаких объективных оснований.

При адекватном понимании семейной политики именно семья как целое находится в ее центре, являясь не столько объектом семейной политики, сколько ее основной целью. Если семья является условием благополучия и процветания государства и общества в целом, то и общество и государство, в свою очередь, должны быть направлены на семью, в значительной мере существовать ради семьи, ради служения ей. Причем речь идет именно о семье как основной ячейке общества – что предполагает наличие стабильного публичного союза мужчины и женщины (брака)[1] и принципиальной направленности этого союза к рождению и воспитанию детей[2]. Именно уникальное и неразрывное соединение этих черт и делает семью основной и естественной ячейкой общества, гарантирующей его стабильность и продолжение его в истории через преемственность поколений.

Семья онтологически предшествует обществу и государству, которые основаны на семье и не могут существовать без семьи. В силу особой значимости семьи для общества и государства уникальный статус семьи, права семьи (включая основополагающие права родителей) и семейные отношения должны получать полное признание и защиту с их стороны, в том числе на политическом и правовом уровнях.

Исходя из всего сказанного, семейная политика призвана, прежде всего, содействовать сохранению и возрождению семьи как целого, семейного образа жизни, культуры семейной жизни, связанных с ним основополагающих ценностей, а также нейтрализовать препятствующие этому тенденции.

Чем в большей степени мы сталкиваемся с системным кризисом семьи и семейного образа жизни, чем чаще семья как целое оказывается под угрозой, тем большее значение приобретает системная семейная политика государства, направленная на ее защиту, сохранение и возрождение. При этом такие угрозы могут иметь как сравнительно «естественный» – как результат тех или иных неизбежных кризисных процессов в обществе (военные и иные конфликты, экономические спады и т.п.) – так и «искусственный» (проявления сознательно культивируемых идеологий, имеющих антисемейную направленность) характер.

Таким образом, семейную политику можно определить как всестороннюю, комплексную и системную деятельность государства, политических партий, общественных организаций, групп интересов и т.п., направленную на защиту, сохранение и возрождение в качестве основополагающей общественной нормы естественной [3]семьи с двумя состоящими в браке родителями и несколькими детьми, семейного образа жизни, связанных с семьей основополагающих ценностей, традиционной для данного общества культуры семейной жизни, семьецентрического характера самого общества, его культуры и цивилизации в целом.

При этом семейная политика не сводится к деятельности, непосредственно направленной на семью и ее членов – она имеет более сложный системный характер, затрагивая весь строй общественной и культурной жизни. Семейная политика продуктивна лишь тогда, когда она системно направлена на просемейное преображение общества, культуры и цивилизации в целом.

С учетом этого, фамилистическая экспертиза нормативно-правовых актов и их проектов должна включать оценку соответствия соответствующих норм, подходов, их системных ближайших и отдаленных следствий с точки зрения соответствия этому существу и цели государственной семейной политики.

[1] Стабильность и публичность этого союза являются необходимыми и фундаментальными условиями. Именно стабильность брачных отношений мужчины и женщины создает уникальную социальную ситуацию, благоприятную как для самих супругов, так и для воспитания детей. Многочисленные исследования показывают, что полная семья, соединенная браком, в которой дети живут со своими родными родителями, является в высшей мере действенным фактором предупреждения многих социальных проблем – преступности в целом, детской и молодежной преступности, всех видов серьезного насилия, наркомании и алкоголизма. Пребывание в браке статистически значимым образом способствует сохранению физического и психического здоровья супругов, их долголетию, содействует более осмысленным и позитивным жизненным выборам и решениям с их стороны. Наконец в качестве естественной среды, наиболее благоприятной для воспитания детей, семья совершенно уникальна (и некоторые авторы называют ее, в этом отношении «чудом природы»). Воспитание в полной родной семье статистически значимо позитивно влияет практически на все важные показатели детского развития, от состояния физического и психического здоровья (в том числе и в будущей, взрослой жизни), до уровня интеллектуального развития и учебных успехов и социальных аспектов поведения ребенка и молодого человека. Это следует признать объективным научным фактом. Другие виды семейного окружения – такие приемные семьи, семьи с одним родителем и т.п. – способны выполнять эту уникальную роль (практически всегда, увы, лишь частично) в той мере, в какой они объективно приближаются к полной родной семье, соединенной браком и устремленной к рождению и воспитанию детей. Государственная семейная политика не может не признавать этой объективно уникальной социальной роли и ценности семьи.

[2] Именно эта пронаталистская направленность семьи, которая тесно связана с ценностной и психологической естественной направленностью семьи к многодетности, а также ее природная направленность на воспитание собственных детей, делает ее уникальным путем и уникальным естественным механизмом демографического, социального, культурного, цивилизационного, мировоззренческого, ценностного, нравственного и духовного воспроизводства общества в целом.

[3] Под естественной семьей, являющейся основной ячейкой любого общества, следует понимать основополагающую социальную структуру,  основанную на принципе постоянного брачного союза мужчины и женщины, создаваемого с целью продолжения человеческого рода, воспитания и обучения детей, обеспечения взаимной поддержки и защиты, построения человечного домашнего хозяйства и быта, развития связей между поколениями. В рамках продуктивной семейной политики это понятие охватывает также неполные и приемные семьи, имеющие те же основания и устремленные к тем же целям.

Основная функция НКО – поиск новых решений. Почему это тяжело или чем нам поможет наш мозг.

Наглядный пример совместной деятельности Космоса и Хаоса, консерватизма и адаптации, контроля и гибкости, операционной и проектной деятельности даёт нам наш мозг. Только прошу, к нижеследующему тексту отнестись как к учебному кейсу, а не как к научной статье, описывающей работу мозга. Мозг – чрезвычайно сложное явление, и если мы будем достаточно точно описывать процессы, происходящие в нём, то мы вынуждены будем написать отдельную книгу, и при этом потеряем из виду наш основной вопрос.

И так, если сильно упростить, то мыслительные процессы человеческого мозга можно разделить на два типа. Первый тип – шаблонное мышление, соответствует задачам приспособления к текущей среде. Шаблон – это ГОТОВОЕ решение, которое предлагается нашему мозгу для пользования. Получаем мы шаблон от внешнего учителя. Для примера возьмём именно учителя, пусть это будет учитель математики, который объясняет школьникам правила решения задачи с двумя неизвестными с помощью метода Гаусса. Уже сами слова «правила» и «метод» погружают нас в семантику Космоса, где всё уже известно и предопределено. Когда учитель последовательно, шаг за шагом объяснит метод и предъявит на выходе правильное решение, то у слушателей в мозгах зафиксируется некий контур из нейронной цепочки – основа для будущего шаблона. Учитель повторит своё объяснение ещё раз, усилив этот контур ещё одной цепочкой. Затем все вместе решат несколько примеров, потом порешают задачи самостоятельно, сделают домашнее задание и т.д. Каждое повторение метода усиливает этот контур.

Чем больше шаблонов получает человек, тем больше он приспособлен к внешней среде, поскольку создают эти шаблоны те, кто к этой среде приспособился чуть раньше. Так родители передают свой опыт детям. Когда в жизни человека возникает проблема, то мозг очень быстро и оперативно подбирает подходящий шаблон и тут же начинает его выполнять. Часть шаблонов мы имеем от рождения – это инстинкты. Принято считать, что именно шаблоны позволяют выжить в процессе эволюции, обеспечивая функцию приспособления к среде. Так заяц молниеносно прыгает в сторону и путает следы, убегая от лисицы. Все зайцы так делают — это их общий шаблон.

Но шаблонное мышление имеет серьёзные недостатки. Во-первых, мы зависим от своих «учителей», ибо если их шаблоны низкого качества, то расплачиваться за это нам. Во-вторых, шаблонное мышление не позволяет находить НОВЫЕ решения при изменении среды. И в-третьих, достаточно сильный шаблон забивает другие шаблоны. Так, если человек десятки лет жил в одном месте и всё это время ходил в один и тот же магазин, то когда этот магазин закроется, человек может ещё долго на автомате ходить по старому маршруту к этому магазину. Если человек десятки лет практиковал занятие карате, то при попытке выучить вальс его движения ещё долго будут выдавать в нём каратиста.

Второй тип мышления направлен на поиск новых решений. Вернемся к нашему учителю математики. В другой класс приходит этот же учитель и говорит: «Ребята, мы с вами до этого решали задачи с одной неизвестной, и у нас получалось. Но вот проблема: сегодня у нас две неизвестные, и что с этим делать, я не знаю. Какие у вас предложения на этот счёт?» Понятно, что предложить свой вариант в такой ситуации – это совсем другая работа мозга.

Во-первых, это банально трудно. На создание «своей» нейронной цепочки уходит гораздо больше энергии. Это так же тяжело, как тяжело поднимать гантели или даже гири по сравнению с подъёмом пустых рук. Особенно трудно приходится тем, кто не тренирует эту способность мышления (а она поддаётся тренировке).

Во-вторых, с первого раза правильный ответ не найдёшь. И со второго не найдёшь… и с пятого. Для того, чтобы получить правильный ответ, необходимо построить достаточно большое количество незаконченных нейронных цепочек, и на каждую уходит много энергии. Это уже не просто поднять гантели, а поднять их несколько раз, чем больше, тем лучше. Обычно мозг сопротивляется такой работе, как мы сопротивляемся сами себе пред необходимостью произвести активные физические упражнения. В меру известный деятель восемнадцатого века сэр Джошуа Рейнольдс так описал это состояние: «Нет такой уловки, к которой не прибегал бы человек, чтобы избежать настоящих трудностей, связанных с процессом мышления.»

В-третьих, когда у вас набралось достаточное количество предварительных вариантов, включается другая область мозга, которая по своим внутренним алгоритмам начинает перебирать эти варианты и искать среди них звенья одной правильной цепочки. Когда будут найдены все звенья цепочки, случится озарение, или как сегодня модно говорить – инсайт! Образуется замкнутый контур, который сам может лечь в основу будущего шаблона. Та область мозга, которая перебирает варианты, включается в момент, когда человек отдыхает. Так Архимед закричал «Эврика!», расслабившись в ванной; Ньютон отдыхал в тени яблони; а Менделеев вообще спал. Один из бизнес-гуру конца прошлого века, Пьер Вак, занимавший большой пост в корпорации Shell и предложивший в своё время такие стратегические планы развития компании, которые позволили Shell не только выжить, но и преуспеть, перед своими победами взял годовой(!) творческий отпуск и уехал в Японию. Т.е. условия для наступления озарения (или для «прихода инсайта») – напряженная работа по созданию предварительных вариантов и качественный отдых после набора весомого набора этих вариантов.

На получение такого инсайта организм человека тратит очень много энергии. Мозг и в обычном режиме является основным потребителем ресурсов организма, а в режиме наработки самостоятельных решений он потребляет треть всех ресурсов организма, причём отдельно сжигает 30% кислорода, 30% глюкозы и ещё множество других ресурсов. При этом мозг очень чувствителен к голоданию, и при дефиците кислорода и прочего питания первым разрушается как раз мозг. Считается, что мозг знает об этом и всячески старается уменьшить потребление ресурсов. Поэтому, как только происходит озарение, как только замкнётся нейронная цепочка, как только будет найден искомый ответ, в этот же миг мозг награждает себя впрыском гормонов счастья непосредственно себе же в мозг. Таким образом, он как бы говорит сам себе: «Молодец! Ты сделал это! Больше не делай! Ты уже победил, отдохни, получи свою награду!».

Стоит ли говорить, что у человека, который не практикует такой способ мышления, эта полезная функция атрофируется со временем. Человека, который всю жизнь жил по шаблонам, любая реальная задача приводит в ступор. Верно и обратное, что такую полезную «мышцу» можно «накачать». Для активной работы мозга нужно обеспечить поступление питательных веществ, и если человек постоянно решает адаптивные задачи (а такой способ мышления как раз и отвечает за способность к адаптации), то сеть капилляров в его голове постоянно развивается. В начале прошлого века умер один академик, и практически одновременно с ним умер его кучер примерно такого же возраста. Учёные взяли мозг одного и второго и растворили их так, чтобы сохранились капилляры. Кровеносная система мозга академика оказалась существенно более развитой, чем у кучера. Кстати, по этим капиллярам поступает не только питание, но и отводятся продукты жизнедеятельности мозга. Как известно, всякая система питания заканчивается канализацией. Если человек со слабой капиллярной системой вдруг резко начнёт думать над сложной задачей, то капилляры не будут успевать отводить продукты жизнедеятельности мозга, и тогда эти продукты начнут отравлять мозг. Головокружение, головная боль и прочие симптомы в таком случае указывают на то, что человеку стоит пойти погулять, чтобы мозг за это время «сходил в туалет», насытился кислородом и т.п. Однако, если человек постоянно активно использует свой мозг для решения задач адаптации, то развитая кровеносная система спокойно справляется и с поставкой питания, и с отводом «канализации».

Этот полезный во всех отношениях пример показывает нам, что для качественной проектной деятельности нужно качественное обеспечение инфраструктурой и, прежде всего, ресурсами. Практически во всех учебных пособиях по управлению проектами сам проект разбивается на фазы: постановка задачи, определение проблемы, создание поля решений, выбор оптимального решения, создание модели, планирование, реализация проекта и завершение. Так вот, на стандартных графиках распределения ресурсов львиную долю имеющихся в распоряжении ресурсов обычно выделяют на фазу реализации, более менее помнят про фазу планирования, а вот на поиск решения оставляют какие-то крохи по остаточному принципу. А меж тем поиск нового решения – это основная, главная задача проекта, в этом его адаптивная функция, это, собственно, и есть проектная деятельность. Не умаляя задачи моделирования, планирования и реализации отметим, что основная энергия должна выделяться именно на зону работы с хаосом – поиск нового решения.

Обратимся к нашему мозгу ещё за одним примером. У нас есть небольшая часть мозга, стоящая особняком – это мозжечок. Он маленький, на него приходится только 10% объёма мозга, но при этом в нём нейронов в два раза больше, чем во всём остальном мозге (по некоторым оценкам 70 млрд. против 30). Мозжечок отвечает за автоматические движения. Например, для тренированного спортсмена не составит особого труда выполнить сальто назад с винтом на 360 градусов. Он сделает это, не задумываясь, потому что его мозжечок в нужный момент извлечет из хранилища информацию (шаблон), мозг получит необходимые команды, и тело выполнит этот акробатический элемент автоматически. В мозжечок «попадают» автоматические движения, но до автоматизма они доводятся другими областями мозга. В «огромных» полушариях мозга происходит работа, когда спортсмен только осваивает акробатические элементы, и лишь когда они безупречно отработаны до полного автоматизма, тогда они передаются в другое ведомство – мозжечок.

Как видим, природа услужливо предлагает нам модель общества, где НКО, как те полушария мозга, отвечают за адаптивную функцию – поиск новых решений, апробация и доработка этих решений до автоматизма. Полученные методики и стандарты передаются государству «в мозжечок», где они становятся основой для оперативной деятельности. Организму не зазорно тратить много энергии на проектную работу мозга, поскольку она необходима для выживания организма в изменяющейся среде. Так и государство с готовностью выделяет бюджет некоммерческому сектору, поскольку именно ему уготовано место в системе для адаптивных функций.

Всё больше людей подключается к работе некоммерческих организаций, растёт вовлечённость НКО в сферу социальных услуг, в том числе совместно с государством. По оценкам чиновников высокого ранга только в рамках федерального закона о социальном обслуживании граждан доля социально ориентированных НКО в системе соцобслуживания к 2018 году может составить 10%.

Многие из НКО отличаются знанием практики и имеют опыт решения конкретных проблем, но при этом они слабо представляют себе, как результаты их проектов повлияют на состояние общества в целом. Без должного системного осмысления последствий таких проектов, часть из них не повлекут за собой реальных позитивных изменений общества, но отвлекут на себя денежные и человеческие ресурсы. В крайних случаях реализация некоторых проектов может иметь негативные последствия, если рассматривать их в контексте влияния на состояние общества и реализацию государственной политики.

В то же время, если учитывать стратегические задачи на стадии проектирования, можно добиться выполнения всех практических задач, не упустив при этом интересы общества и государства.
Уровень подготовки проектов НКО постоянно растёт, но его не всегда достаточно для полноценного и комплексного учёта стратегических задач развития общества и учёта интересов государства. Для этого нужны специально подготовленные кадры в НКО. Сегодня считается нормальным явлением, когда некоммерческие организации обращаются за профессиональной консультацией к юристам, специалистам по налогам или бухгалтерскому учёту; для создания сайта НКО привлекают сторонних программистов и дизайнеров; чтобы научиться собирать пожертвования и искать спонсоров прибегают к помощи консультантов и экспертов. В отрасли социального проектирования появляются игроки, которые оказывают услуги в узком сегменте проектирования, как-то проектирование рисков, проектирование PR кампаний, сопровождение НКО в части включения в Реестр поставщиков социальных услуг и т.п. Современным некоммерческим организациям нужен доступ к таким специалистам, которые могут компетентно проанализировать проект и дать рекомендации, как синхронизировать задачи проекта, планы государства по стратегическому развитию и потребности общества, чтобы достигать эффективных результатов и обеспечивать позитивное развитие общества и социальных институтов. Такие консультации позволят сделать проекты максимально полезными для общества, сохраняя их практическую ценность.

Запрос на подобную службу был выявлен в процессе экспертной и преподавательской деятельности участников проекта. Члены команды проекта имели возможность работать над стратегическими документами, такими как проекты государственной семейной политики, концепции молодёжной политики, проектами закона о социальном обслуживании населения и другими нормативно-правовыми актами. В то же самое время наши эксперты принимали участие в подготовке или оценке различных проектов для социально-ориентированных НКО. Видя очевидную разницу между тем, что вкладывали в эти документы составители, и то, как понимают и реализовывают эти идеи на местах, родилась идея создания такой службы.

Во время обучающих семинаров и индивидуальных бесед представители НКО проявляли интерес к такой экспертизе, однако заявляли, что ранее они не видели необходимости согласовывать свои проекты со стратегическими задачами государства и общества. Чаще всего участники НКО считали, что сам факт того, что они выполняют какую-то работу, уже приносит пользу обществу, однако в процессе дальнейшего обсуждения многие признавали актуальность стратегической экспертизы. Также звучало мнение, что на сегодня у некоммерческих организаций нет стимула изучать и применять положения из государственных стратегических документов. Считается, что достаточно формального соответствия темы проекта заявленному направлению гранта или субсидии. Например, формы заявок для получения грантов и субсидий не подразумевают заполнения полей такого характера: «Как реализация вашего проекта повлияет на развитие общества?» или «Какие элементы концепции семейной политики РФ до 2025 года задействованы в вашем проекте?».

Учитывая всё возрастающее влияние НКО в обществе и растущую долю некоммерческого сектора в выполнении государственных услуг, видится актуальным и своевременным закрепление традиции комплексной оценки влияния социальных проектов на развитие общества и государства.

Позитивное развитие невозможно без стабильности. Что может быть залогом стабильности для современного государства? Здоровая, крепкая семья, которая даст толчок и смысл развития всего остального. 

В современном обществе принято относиться к многодетной семье с некоторым снисхождением, что является безусловным прогрессом по сравнению с концом прошлого, началом этого века. В тот период легко можно было услышать про многодетную маму — «свиноматка», рождение даже второго ребенка вызывало вопрос: «Зачем плодить нищету?!», а социальные работники и медики могли рассматривать желание семьи иметь много детей как своеобразный социальный или психический недуг. Сегодня такое можно услышать крайне редко, однако это улучшение вызвано скорее не переосмыслением роли многодетной семьи в обществе, а констатацией факта, что многодетная семья всё-таки жива, и что стране без неё обойтись. А может всё ещё проще — исчезла только агрессивная риторика, и навряд ли это можно отнести к успеху семейной политики. Просто в целом наше общество старается теперь не использовать агрессивные и крайне критичные высказывания в информационном пространстве.

Принципиальные позиции многодетной семьи в обществе остались прежними, а именно:
— многодетная семья рассматривается как обуза для общества, государства и родственников;
— соответственно, все ресурсы, направленные на поддержку многодетных – это расходы;
— многодетность расценивается как некий уникальный феномен, рудимент, элемент культурной традиции или фактор образа жизни некоторых социальных слоёв;
— многодетные родители сами должны отвечать за свой выбор и нести всю полноту ответственности и материальных затрат на своих детей;
— общество первично, многодетная семья вторична и является лишь одним из многообразных элементов общества;
— общество демонстративно позволяет многодетной семье существовать в качестве одного из своих элементов, и эта демонстративность скорее подчёркивает не ценность многодетной семьи, а примат общества;
— многодетные семьи лишь потому и существуют, что общество пока ещё готово их поддерживать;
— общество вполне могло бы существовать и без многодетных семей.

Эксперты довольно быстро найдут причину такого отношения общества к семье – это либеральная гуманистическая идеология. Её поддерживают многие люди, и такое положение семьи могло бы всех устроить, если бы не парочка серьёзных «но».

Демографический кризис.

Первое из этих «но» – демографический кризис, который ставит под угрозу не только развитие страны, но и всего человечества. Сегодня на всех континентах планеты Земля свирепствует депопуляция. Пусть вас не смущает пока ещё положительная рождаемость в странах Африки, Индии, Латинской Америки, Китае – там депопуляционные процессы тоже запущены, они уже приводят к сокращению рождаемости, а если ничего не менять, то и падение численности населения в этих странах – вопрос времени, но не вопрос по существу. В мировой демографии это явление очень точно называется «демографическая зима».

Основная причина снижения рождаемости – популярная идеология малодетности и бездетности. На первый взгляд эта малодетность – продукт свободного выбора людей, мол, им не хочется иметь много детей, нет желания, это реализация их права и их ответственность. На поверку оказывается, что такой «выбор» —  результат манипуляции и системного разрушения семьи. Малодетность и бездетность навязаны обществу. Формируется и культивируется сильнейший мировой тренд  — однодетность как доминирующая потребность. Жизненное пространство и процессы в современном обществе сконструированы на удовлетворение только этой потребности. Появляются теории перехода от «традиционной» семьи к «современной», призванные оправдать малодетность социальными и экономическими причинами и предпосылками «устойчивого развития». Сама идея устойчивого развития была рождена в конце XVIII века, но уже в XIX была довольно убедительно опровергнута. Сегодня эта теория из разряда научных гипотез перекочевала в разряд идеологий, которая среди прочих антисемейных идей насаждается по всему миру.

Ладно, оставим мир, нам бы со своей страной разобраться. Что такое демографический кризис в России и чем могут помочь многодетные семьи?

На этот вопрос может дать ответ демография. Дело в том, что эта сравнительно новая наука в состоянии делать довольно точные прогнозы. Например, нынешнее сокращение населения демографы предсказали, а точнее рассчитали, еще пятьдесят лет назад. Методики расчетов намного точнее, чем в социологии, и по качеству приближаются к математическим доказательствам.

Современный демографический прогноз для России неутешителен. Ученные уверены, что в этом веке население точно не вырастет свыше 150 миллионов человек (кроме, пожалуй, случая резкого увеличение территории страны). По позитивному сценарию мы еле-еле сохранимся в пределах ста миллионов, а негативный прогноз говорит, что через 50 лет нас будет меньше 50-ти миллионов. Средний прогноз – 70 миллионов – это только половина от сегодняшнего числа жителей России.

Демографические процессы весьма инертные – то, что будет заложено сейчас, через полвека практически не будет шансов исправить. Так, например, и рост рождаемости последних лет, и грядущее падение рождаемости и рост смертности – это последствия беби-бума 70-х, 80-х и демографической ямы 90-х. Только что «острелялось» многочисленное поколение 80-х, а ему на смену приходит малочисленное поколение 90-х, где рожать просто некому. Когда в детородный возраст войдёт это поколение, даже если каждая женщина станет рожать в среднем больше, чем предыдущее поколение, то в сумме детей получится всё равно меньше, чем мы имеем сейчас. При этом увеличится смертность, поскольку к естественному пределу возраста подойдёт многочисленное поколение. Отсюда такие страшные прогнозы про 70 миллионов жителей.

Какие критичные угрозы таят в себе эти цифры? Конечно же – это угроза национальной безопасности.

  1. В современных условиях Россия не сможет эффективно оборонять свои обширные территории. Уже сегодня мы с трудом сможем остановить военную агрессию, например, на Дальнем Востоке, а с учётом роста населения Китая, Индии и других восточных стран, а также наблюдая стремительное техническое развитие наших соседей, можно утверждать, что с населением в 70 миллионов человек сохранить нынешние границы будет не просто.
  2. Бытует мнение, что демографические проблемы можно решить с помощью контролируемой миграции. Однако, специалисты крайне скептически относятся к таким идеям. Во-первых, в тех странах, откуда мы хотели бы привлечь людей, та же проблема – депопуляция. Скоро эти страны не только не смогут «поставлять» нам людей, но сами озаботятся привлечением населения на свою территорию. Во-вторых, для организации качественной миграции нужны серьезные ресурсы, но если эти ресурсы направить не на контролируемую миграцию, а на поддержку собственных семей, то демографический, социальный и геополитический эффект будет намного больше. В-третьих, учёные неумолимы в своих прогнозах: контролируемая миграция через полвека нам не грозит – к этому времени окончательно растают гималайские ледники, которые сейчас питают материковые реки. Миллиарды людей будут вынуждены искать источники пресной воды. Ожидается, что к нам со стороны Индии, Пакистана, Афганистана направится около трехсот(!) миллионов беженцев-переселенцев. При соотношении один к четырём в пользу пришельцев надеяться, что все они успешно ассимилируются в российскую культуру, было бы глупо.
  3. При снижении населения, которое у нас происходит за счёт уменьшения числа МОЛОДЫХ людей, возникает депопуляционная экономика. Один из симптомов – крах пенсионной системы. Нет такой экономики в мире, которая могла бы поддерживать достойные пенсии при равном количестве активного населения и пенсионеров. Для нормальной работы пенсионной системы пенсионеров должно быть в два раза меньше, чем молодых. У нас же, по негативным прогнозам, их может стать в два раза больше, чем экономически активной молодёжи. Чем это может грозить? Да хотя бы тем, что большая часть ВВП будет уходить на пенсии, а не на развитие экономики.

Это только один аспект депопуляционной экономики, возможно даже не самый страшный. Снижение рождаемости запускает целые цепочки негативных процессов. Вот одна из них: Уменьшение количества молодых людей приводит к уменьшению числа учащихся в высших учебных заведениях. Из-за недобора многие вузы будут нести убытки и закрываться. Чтобы удержаться на плаву им придётся упрощать вступительные требования для абитуриентов и ослаблять текущий контроль знаний. Способных студентов станет меньше, качество обучения ниже. Слабые выпускники пойдут работать на предприятия, где у них не будет наставников. Старшему поколению нет смысла делиться опытом с новоиспечёнными коллегами.  Во-первых, им это не интересно – человеку с советской высшей школой банально скучно общаться с недоинженерами современной болонской системы. Во-вторых, это для них опасно. Многие специалисты профессионалы уже достигли пенсионного возраста. Они понимают, что на пенсии их ждёт бедность или даже нищета. На фоне слабых выпускников вузов их опыт будут ценить руководители и хозяева предприятий, а если они поделятся профессиональными навыками с молодёжью, то могут вылететь с работы. Такие же недоученные аспиранты станут преподавателями в вузах, обучая еще более слабых студентов. Деградация промышленности и высшей школы войдёт в циклический процесс.

Депопуляционная экономика уже продемонстрировала губительный эффект в развитии периферии. В сёлах и посёлках из-за слабого спроса закрываются школы, больницы, другие социальные объекты. Молодые люди вынуждены уезжать в районные или областные центры. Чем умнее и перспективнее молодой человек, тем дальше от дома он уедет, тем меньше шансов, что он вернётся домой. Земли пустеют, посёлки вымирают.

Из всего комплекса причин  такого бедственного положения ключевую роль играет низкая рождаемость. Конечно, можно предположить, что немаловажным является довольно высокая смертность в России, однако изучение мирового опыта позволяет нам отбросить этот фактор. Во многих странах средняя продолжительность жизни вплотную приближается к биологическому видовому возрасту человека – 80 лет, однако в этих странах проблема уменьшения населения стоит также остро.

Зависимость преодоления демографического кризиса от многодетных семей.

На численность населения влияют только три фактора: рождаемость, миграция и смертность. Как мы выяснили, ни миграция, ни снижение смертности не смогут остановить депопуляцию в России, а за счёт рождаемости выйти из демографического кризиса можно только тогда, когда больше половины семей будут многодетными.

Учёные демографы предупреждают, чтобы стабилизировать численность населения России хотя бы на нынешнем уровне, необходимо, чтобы до 60% всех семей имели трёх и более детей. Такого эффекта сейчас трудно добиться не только по причине нежелания рожать, но и по медицинским показаниям – все больше женщин и мужчин имеют такие проблемы с репродуктивным здоровьем, что банально не смогут иметь столько детей. Это значит, что ставку нужно делать на тех, кто будет воспитывать шесть, семь… десять детей. Многодетные семьи – именно в этом и только в этом залог спасения страны.

Таким образом, мы разрушаем тезис о том, что общество выживет без многодетной семьи. Не выживет! Следовательно, рушится следующий тезис, что многодетная семья – это обуза и расходы. Это не расходы, а единственное верное лекарство от смерти страны. Покупку единственного лекарства называют не затратами, а спасением.

Можно сказать по-другому: многодетные семьи — единственная эффективная инвестиция. Когда предприниматель занимается торговлей, он вкладывает деньги в различные товары, выясняет, какой их этих товаров приносит больше прибыли, и далее именно в этот товар вкладывает основные средства. Если он «ради экономии средств» перестанет покупать этот прибыльный товар, то он потеряет основную прибыль. Перекладывая этот сюжет на нашу демографическую ситуацию, мы вынуждены будем признать, что на сегодня многодетная семья – не только самый выгодный «товар», но фактически единственный. Не вкладывая в него деньги, мы закладываем будущее банкротство. А вот правильно вложенные средства вернутся довольно быстро и с прибылью.

Так, например, в стране количество многодетных семей чуть больше пяти процентов, но при этом в них проживает каждый пятый ребенок. Усиливая многодетные семьи, государство получит в 4-5 раз больший эффект. Допустим, лекции для родителей, которые в итоге позитивно влияют на подростковую преступность. Если мы проведём такие лекции для родителей только этих 5% семей, то сразу 20% детей всей страны попадут под действие этой программы. Не только эти дети будут составлять пятую часть следующего поколения, но и их дети уже составят до 70% (!) населения России через поколение.

Развитие общества и многодетные семьи.

Одна из причин социальных и экономических кризисов, которые сегодня можно наблюдать, состоит в неумении людей общаться. Эффективные навыки коммуникации, которые проявляются в многодетных семьях, трудно получить в другом социальном окружении. Не трудно найти работы специалистов, которые показывают, что в семье с одним ребенком, дети часто вырастают эгоистами, неспособными к эмпатии и требующие концентрации окружающих на собственной персоне. Двое детей в семье могут подправить ситуацию, но именно в семьях, где три и более детей, возникает первичный минисоциум для гармоничного развития личности. Ещё один пример: если ребёнок один в семье, то наказания от родителей он воспринимает как личные обиды. В многодетной семье ребёнок видит, что его братья и сёстры иногда бывают не правы, ребёнок сам бы хотел призвать их к ответу за это, и он видит, что наказания родителей по отношению к ним справедливы. Тогда он пересматривает свои обиды, понимая, что и к нему наказания применялись правильно.

Родители из многодетных семей отмечают, что после появления третьего ребенка происходит качественный скачёк в их собственном развитии, поскольку помогаю расти другому, развиваешься и сам. Таким образом, многодетная семья нужна каждому человеку, как основной путь приобретения совершенства, как путь из человеков в Человеки. Многодетная семья (именно многодетная) не только ПОЗВОЛЯЕТ самосовершенствоваться, но и ЗАСТАВЛЯЕТ расти и развиваться. Для полноценного развития человеку стоило бы изначально воспитываться в многодетной семье. Многодетная семья нужна обществу, потому что именно там, в естественных условиях, происходит формирование человека, способного жить в обществе взаимопомощи. От сюда вывод, что многодетная семья является не СЛЕДСТВИЕМ правильной жизни человека, а её ФУНДАМЕНТОМ. Если с самого начала ты готовишься к многодетности, то ты по-иному выстраиваешь свою семейную жизнь, начиная с поиска супруга. При этом парадигма многодетности не является репрессивной по отношению к другим состояниям, ибо будь ты холостым, будь ты бездетным, будь ты  малодетным – это всё может расцениваться как потенциал к многодетности и не противоречит многодетности других.

Так же можно утверждать, что многодетная семья является не следствием правильного устройства ОБЩЕСТВА, а она и есть основа общества.

Статус фундамента и основания для человека и общества, для всего человечества, семья приобрела не сегодня. Этот статус искони был у семьи. Тысячелетия рождение детей считалось благословением, а бесчадие считали проклятием. Нет нужды напоминать, что в основе нашей цивилизации лежат авраамические религии: христианство, иудаизм, мусульманство. Все эти конфессии почитают Книгу (Библию, Талмуд, Коран), как основу своих верований. В Библии, в Книги Бытия сказано, что ещё в раю Бог дал заповедь Адаму и Еве: «Плодитесь и размножайтесь!». Он повторил эту заповедь после изгнания их из рая. Он повторил её Ною после Великого Потопа. Он благословил Авраама и обещал, что его потомки станут бесчисленными, как звёзды.

Исторически, и по смыслу бытия, семья первичнее государства. Семья может прожить без государства, государство без семьи – нет. Люди объединялись в семьи, семьи в общины (общество), общество выдвигало из своей среды «старейшин», которые вводили общие для всех правила, являясь прообразом государства. Государство, по сути, является подрядчиком, наёмником, приказчиком на службе у общества. Можно сказать, что существует договор, по которому государство создает законы, призванные работать на благо общества, а общество обязуется их исполнять. Но и то, и другое существует благодаря семье и ради семьи.

Сейчас мы сказали очень важные слова. Качественный перелом в государственной семейной политике произойдёт тогда, когда на всех уровнях и государства, и общества поймут, что семья, особенно многодетная семья, является основой и первопричиной.

Приоритет семейной политики и особый статус многодетной семьи.

Заявление, что семья является первопричиной и основой общества, а многодетная семья является основным драйвером развития государства, логично заставляет нас говорить о необходимости  наделения многодетной семьи особым статусом. Сейчас самое время проговорить, что мы имеем в виду, когда предлагаем государству некий привилегированный статус для многодетных. Для этого нужно определиться с основополагающими тезисами. Например, государство для семьи или семья для государства? На кого рассчитаны предложение – на государство, которое возьмёт на себя некоторые обязательства, или на семью, которую государство нагрузит несвойственными её обязательствам? Кто является заказчиком, семья, общество, или государство в лице минтруда, минобороны и прочих ведомств?

Один из таких критичных вопросов – предел автономии семьи. Существует такой девиз: «Не делай зла и сотвори благо». Так вот «не делай зла» вполне может регулироваться законом, как например уголовный кодекс запрещает убийство и воровство. Однако нельзя издать закон: «рожай десяток детей». Мы можем, обращаясь к государству, обсуждать тему нехватки рабочих рук, будущих солдат, подготовки патриотов и т.п., но мы не можем на этом же основании требовать от людей больше рожать. Люди должны иметь возможность рожать и растить детей по любви, ради счастья, ради жизни детей себе в утешение, Богу во славу, а уж потом Отчизне на пользу, при этом опираться на свои силы и здравый смысл.

Пример: Есть два пути добиться безопасности на дорогах. Можно запугать водителей всякими ограничениями, штрафами, страховками, рейдами, в итоге банально уменьшив количество желающих сесть за руль. Оставшиеся автолюбители будут тихо ползти по тёмным, кривым улочкам. Второй вариант – построить хорошие, ровные, освященные дороги, по которым можно безопасно перемещаться (по статистике, более 80% трагических ДТП приходится на плохие, неосвещённые или неразмеченные участки дорог), где предел скорости и пропускная способность устанавливаются не рассуждениями безопасности, а техническими свойствами машин. Если одно и то же ведомство будет отвечать и за ремонт дорог и за контроль над водителями, то по чиновничей логике (прежде всего для экономии бюджета) лучше и проще гонять водителей, а не строить автотрассы. Поэтому строить дороги должны органы, которым водители ничего не должны, и за аварии прежде всего должны нести ответственность те чиновники, которые отвечали за этот участок.

Эта схема успешно перекладывается и на семейную политику. Семья ничем не обязана государству, она не брала обязательства рожать, не давала обязательства воспитывать будущего работника,  солдата или ещё кого-то там по чётким стандартам. Никто не может принудить родителей пройти специальные курсы повышения родительской компетенции (если вдруг возжелает иметь много детей) или заставить отдать детей в садики и школы. Вместе с тем, государство обязано предоставить такую возможность, если родители возжелают этого.

Проиллюстрируем эту идею на другом примере. Давайте вспомнить, как в СССР развивали олимпийский спорт. Кто-то в руководстве страны решил, что социалистическая страна обязана блеснуть своими спортивными успехами на мировых олимпиадах. Заметьте – населению это не нужно было, по улицам не ходили демонстрации рабочих и крестьян, требующих доступа к чемпионатам. Государство само построило множество стадионов, дворцов спорта, баз и комплексов. Запустили даже отдельную медицинскую структуру для обслуживания спортсменов. Будущему чемпиону нужно было только заявить о желании тренироваться. Такому спортсмену прощали всё! Учится в школе на тройки – не беда, исправим. Нужно уехать на неделю посередине учебной четверти – да не вопрос. Поймали за мелкое хулиганство – но он же чемпион. Про них писали в газетах, давали премии. И бездельниками их никто не считал, хотя если бы иной решил посвятить себя соревнованиям по строительству зáмков из спичек, и тратил бы на это всё своё время, то его судили бы по статье за тунеядство. Система работала по всей стране, во всех республиках. Чем лучше у спортсмена результаты, тем больше в него вкладывается ресурсов, тем больше ему предоставляется благ, тем ценнее награды, громче слава о нём, тем больше ему прощается огрех личной жизни. Вы можете себе представить, чтобы спортсмену, который показывает лучшие результаты, тренер сказал: «Ты молодец, иди, позанимайся сам у себя во дворе, а я пока пойду, потренирую тех жирных бездельников»?

В умных книгах по бизнесу описывают такую распространённую ошибку, когда владельцы бизнеса много сил и времени уделяют слабым работникам, мол надо их подучить, разобраться с их мотивацией, а хороший работник сам знает, что ему делать. Это в корне неправильно. Лучшему работнику в первоочередном приоритете руководство должно выделять всё внимание и ресурсы: может ему чем-то ещё можно помочь, может ему хочется чему-то научится, может ему нужны соработники? Когда лучший получит всё, что сможет принять, переходим к следующему, по рейтингу эффективности, работнику. Если после всех эффективных работников на отстающих остались силы руководства, то им повезло, а если нет, то их проблемы. Пусть сами тянутся за лучшими или уходят. Этому учит бизнес, который привык считать каждую копейку и ценить каждую рабочую минуту.

Почему же в социальной политике всё наоборот? Чтобы получить поддержку государства, ты должен быть слабым, бедным, неадекватным, алкоголиком, только тогда к тебе снизойдёт государственная благодать. Одни только требования по документам для предоставления пособий и субсидий заставляют многие семьи отказываться от их получения, а те, кто получают, вынуждены стать «профессиональными бедными». Британский социолог Гай Стэндинг утверждает, что у таких людей до 30% рабочего времени проходит в неоплачиваемых «работах» по подтверждению права на получение пособий.

Хуже того, для получения помощи зачастую нужно повесить на себя ярлык «тяжёлая жизненная ситуация», «социально опасное положение» или «семья с низким доходом». Все эти ярлыки дают права социальным службам вне всяких разумных норм вмешиваться во внутренние дела семьи, часто с репрессивными намерениями. Снова обратимся к примеру спортсменов – можно ли представить, чтобы тренеры спортивных команд или работники олимпийского комитета ходили в дома к гипертоникам и людям с ожирениям и наказывали всех за неправильный режим дня? Однако в семейной политике подобное поведение ответственных чиновников считается нормой и даже доблестью. Стране необходима система поддержки семьям, вся мощь которой должна служить многодетным, как в советские времена поддерживали спортсменов.

Чтобы многодетные семьи были успешными, необходимо пересмотреть сам принцип организации помощи семьям. Парадокс ориентации социальной защиты состоит в том, что основная социальная помощь направлена на бедные семьи, семьи в тяжелой жизненной ситуации, асоциальные семьи. Цели такой помощи – сохранение таких семей на плаву, не дать им упасть еще ниже. Однако существующие формы социальной поддержки не дают возможностей поднять такую семью на уровень социального благополучия и стабильности. Более того, существующие экономические процессы и тенденции стремятся скинуть многодетную семью из зоны стабильности в зону бедности.

Государство в самую последнюю очередь озадачено проблемой сохранения высокого уровня и статуса семьи. Не имея должной поддержки, семья скатывается на социальную ступеньку малоимущей семьи или семьи в тяжелой жизненной ситуации, и уже тут подключаются социальные службы, призванные помочь ей остаться на плаву (но не вернутся на прежний уровень). При всей необходимости предоставления помощи малоимущим семьям и семьям в тяжелой жизненной ситуации, стратегически гораздо важнее направить помощь на сохранение семей с достаточным социально-экономическим уровнем. Приоритетной задачей социальной политики должно стать обеспечение таких социально-экономических процессов, чтобы многодетной семье было выгодно оставаться экономически активной и социально стабильной семьей.

Три главных принципа многодетным семьям на современном этапе развития общества.

Первый – категорично убрать все критерии нуждаемости для социальной поддержки многодетных. Многодетность – уже сверхценность. Огромное количество проблем, выявленными нами в сфере взаимодействия семьи и государства, связанны с понятиями адресности помощи и критериями качества воспитания. Если мы хотим убить эффективную помощи семьям, то нам стоить акцентировать работу именно на этом. Нуждаемость  —  самый надёжный способ экономии бюджета, но стоИт ли перед нами задача сбережения средства, когда речь идёт о многодетных?

В России один из самых высоких показателей смертности среди детей – это гибель в результате ДТП, а в Швеции в 2012 году на дорогах погиб только один (!) ребёнок. Такого успеха удалось достичь благодаря «Концепции нулевой смертности». Наибольшую роль в снижении аварийности сыграло планирование дорог: качественная разметка, удобные и безопасные переходы, реконструкция участков дорог и развязок, современные технические средства и продуманная дифференциация скоростного режима для различных трасс. Своеобразным подтверждением правильности такого подхода является статистика ДТП в России, где учитываются аварии с серьёзными травмами и смертельными случаями. Около 80% из них были на дорогах, где либо не было разметки, либо она была неправильная, либо неудовлетворительное дорожное покрытие, либо неосвещённый участок дороги, либо опасный рельеф дорожного полотна – всё то, что исключили на дорогах Швеции.

Этот пример наглядно демонстрирует, что можно тратить все силы на поиски виновных: устраивать засады на дорогах, проверять ремни, мерить скорость (требовать справки, проверять жилые помещения и т.д.), а можно делать качественную инфраструктуру (доступные сады и школы, рабочие места, спортивные и игровые площадки).

Второй важный принцип – семейную политику, жизненные пространства и общественное отношение в интересах многодетных нужно прогнозировать, формировать и культивировать. Рождаемость выше уровня простого воспроизводства всегда была в аграрном обществе с семейным укладом хозяйства, в иную, доиндустриальную эпоху. Понятно, что жизнь на природе на собственной земле больше предрасполагает к многодетности, а жизнь в тесном городе наоборот, тяготит семейных людей. Однако возврат к аграрному обществу едва ли возможен, тем более в массовом порядке. Как будто в ответ на подобный вопрос рост числа многодетных семей сегодня фиксируется именно в крупных городах, а не в деревнях. Прежняя история цивилизаций не подскажет нам, как правильно обустроить город для массовой детности (где доля детей будет в два раза больше, чем сейчас), у нас просто нет такого опыта. Такая задача требует переосмысления всех сфер, связанных с жизнью семьи: от планировки квартир, домов, архитектурного облика городов, до изменения трудового законодательства и иных общественных договоров, прежде всего пенсионной системы. Так в новую политику необходимо органично вписать один из ключевых моментов аграрного семейного хозяйства — совместный производительный труд родителей и детей. В новой модели семейной политики это будет означать принципиальный виток развития семейного образования и малого (семейного) бизнеса, тогда как сегодня в правовом поле семейного бизнеса нет вовсе, а семейное образование попало в закон об образовании под флагом «чем бы дитя не тешилось» (тогда чиновникам просто лень было сражаться с активными родителями).

Третий принцип – разумная автономия семьи, которая требует весьма ограниченных возможностей для вмешательства государства в дела семьи.

Попытка государства полностью контролировать происходящее в семье так же нелепа, как если бы мы своим разумом пытались управлять всеми процессами внутри нашего организма: отслеживали бы прохождение пиши по пищеводу и кишечнику, регулировали бы выделение желчи и гормонов, сопоставляли бы состав желудочного сока согласно характеру поступившей пищи и т.д. Можно с уверенностью предположить, что любой человек очень быстро умер бы, если в действительности попытался бы контролировать все эти процессы. Но даже это сравнение не полное, ведь семья – это не то чтобы орган человека, а всего лишь одна клетка. Клетки в организме живут достаточно самостоятельной жизнью и, по большому счёту, заняты только проблемами своего выживания. Но если клетки здоровые, то вместе они составляют здоровый организм. Клетки могут жить только в живом организме, а организм будет жить, если у него здоровые клетки. Такое положение вещей порождает в клетках прагматичный патриотизм, ибо в интересах клетки, чтобы организм в целом был жив и здоров. При этом все клетки имеют ярко выраженный суверенитет – чёткие границы, за который никто другой с благими намерениями не пробирается. Клетки могут получать помощь от организма, но сколько и какой именно помощи принимать, они выбирают сами.  Так и государство вправе предлагать помощь семьям, но для того, чтобы семья эту помощь приняла, она должна доверять государству. Лучший вариант для возникновения такого доверия – это когда государство чётко заявляет о защите прав семьи и признаёт границы своей компетенции.

Известный вопрос, а что делать с теми семьями, где существует реальная угроза жизни и здоровью детей, имеет своё решение в парадигме суверенитета семьи. Этот ответ будет более эффективным, чем работа в системе тотального контроля и вмешательства государства.

Россия подымает новый флаг!

Уже многие годы эксперты и государственники искали, что называется, национальную идею – центральную мысль, которая могла бы объединить народы Российской Федерации. За неимением таковой на повестку дня выходили вопросы этнического и религиозного характера, которые в некоторой степени способствуют разобщению групп людей, а не единению. Культ Золотого Тельца — потребительства и зарабатывания денег, тоже не прижился у нас, как базовая идея. С развитием технологий и межгосударственных отношений естественные границы страны всё меньше способны скреплять её жителей. Сегодня, живя где-нибудь в Сибири, можно построить свою жизнь так, что человек будет больше связан, скажем, с Германией, чем со своей Родиной. И вот тут на первое место выходит семья. По многочисленным исследованиям выходит, что семья является главной ценностью для подавляющего большинства россиян. Особенно ценится защищенность семьи при сравнении с ситуацией в других странах. Этим, в том числе, можно объяснить сверхподдержку населением такого непростого закона, как закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Особенно актуальной идея сплотиться вокруг семьи стала в свете демографического кризиса, и грядущего за ним кризиса государства.

Поднимая флаг защиты семьи, Россия внезапно приобретает заметное, и даже лидирующие, положение и на мировой арене. Факт беспрецедентного нападения на семью в большинстве стран западной цивилизации сейчас стал настолько очевидным, что заметен и в самих этих государствах, и в других частях Земли. При этом многие страны подвергаются внешнему давлению в случае, если проводят внутри себя просемейную политику. Даже международные структуры, такие как ООН, сегодня, мягко скажем, не сопротивляются антисемейным процессам. И при всём при этом основная часть человечества остается приверженцами именно традиционного восприятия семьи. Можно говорить, что значимая часть людей уже вполне осознает опасность антисемейного тренда развития цивилизации и ждёт появления лидера, который будет в состоянии бросить вызов гегемонии современной политики уничтожения семьи. Таким лидером должна стать Россия. Если мы не только на словах, но и активными действиями как внутри страны, так и на международном уровне, продолжим отстаивание естественных прав семьи, то мы можем ожидать поддержки от многих стран. Существует мнение, что консервативная часть американского общества, которая всегда признавала в России врага, советскую «ось зла», даже она в состоянии пересмотреть своё отношение к России, если поймёт, что мы последовательно защищаем семейные и христианские ценности.

Система государственного управления применительно к демографической политике представляет собой сложную структуру органов:

Президент Российской Федерации, Администрация Президента РФ (профильные совещательные органы при Президенте и «профильный» помощник/советник Президента);

Федеральное Собрание Российской Федерации, включая Совет Федерации и Государственную Думу, их профильные комитеты (комиссии) с их аппаратами;

Председатель Правительства Российской Федерации;

Профильный заместитель Председателя Правительства Российской Федерации;

Правительство Российской Федерации, профильные Департаменты Аппарата Правительства Российской Федерации;

Федеральные министерства, агентства и службы: Минздрав России (Росздрав, Роспотребнадзор), Минтруд России, Минобрнауки России (Росмолодежь), Минспорттуризм России, Минкультуры России, Минэкономразвития России, Росстат, Минфин России, Минкомсвязь России (Роспечать, Роскомнадзор), ФАС России и другие.

Высшие исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации (Администрации, правительства и губернаторы);

Законодательные собрания субъектов Российской Федерации с профильными комитетами;

Исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере семейной политики, здравоохранения, образования, молодежной политики, информации.

Нормативно-правовая база и планы мероприятий

В настоящее время деятельность, направленная на улучшение демографической ситуации, может осуществляться на основании следующих документов:

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утверждена Указом Президента Российской Федерации от 23.05.2009 г. № 537 – в части положений о стабилизации численности населения и коренного улучшения демографической ситуации;

Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утверждена Указом Президента Российской Федерации от 9 октября 2007 г. № 1351 (далее – Концепция);

План мероприятий по реализации в 2016-2020 годах Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 14.04.2016 г. № 669-р);

Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы, (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 октября 2012 г. № 1916-р);

План мероприятий на 2015-2017 годы по реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы (утв. Распоряжением Правительства РФ от 5 февраля 2015 г. N 167-р);

Концепция семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 25.08.2014 г. № 1618-р);

План мероприятий по реализации на 2015 — 2018 годы по реализации первого этапа Концепции семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 09.04.2015 г. №607-р);

Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 606 «О мерах по реализации демографической политики Российской Федерации»;

приказ Минздрава России от 12.11.2012 г. № 572н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)»;

приказ Минздравсоцразвития России от 01.06.2007 г. № 389 «О мерах по совершенствованию организации медико-социальной помощи в женских консультациях»;

концепции (программы) демографической политики субъектов Российской Федерации на долгосрочную и среднесрочную перспективы;

действующие планы мероприятий по улучшению демографической ситуации в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях.

Можно много и справедливо ругать Советский Союз, но также справедливо будет признать, что многие люди в Советском Союзе были счастливы. Ради той же справедливости мы вынуждены отбросить мысль, что это счастье, дескать, было надуманным, эфемерным и безосновательным, ибо у страны действительно было много успехов и достижений, жизнь людей заметно (и измеряемо) улучшалась с каждым годом, и в будущее люди смотрели с большим оптимизмом.

Кстати, о будущем. Хочется проследить, как отношение к будущему влияло на ощущение счастья и радости у тогдашних граждан? Как эти ощущения влияли на их деятельность и результаты этой деятельности? Что останется, если из жизни людей прошлого века убрать детали хозяйственного быта, пропагандистские шаблоны и вычленить технологию достижения счастья, применение которой доступно и сегодня?

Внимание к будущему в советском союзе было самым серьезным. Ещё бы, именно там был центр стремления всей жизни — коммунизм, «светлое будущее». Однако, кроме общих слов и символов, практически каждый человек имел конкретные представления о будущем страны, своего города и своего народа. Если бы мы остановили советского человека на улице и спросили, каким он видит будущее, то мы могли бы услышать ответы о космических пассажирских перевозках, о хрустальных куполах над городами Крайнего Севера, под которыми вечное лето и растут пальмы. Были и более призёмленные видения будущего, как например отдельная квартира каждой молодой семье, поднятая целина, повёрнутые вспять реки (кстати, проекты поворота рек на полном серьёзе рассчитываются нынче в Китае)и т. п.

Сейчас мы можем судить об этом, например, по текстам из «капсул будущего». Это послания потомкам, как правило, упакованные в герметичную капсулу, составленные группой людей. Так в двухтысячном году в «Артеке» в торжественной обстановке была вскрыта такая капсула, которая была «отправлена» пионерами 60-х. Советские дети предполагали, что в 2000 году все народы Земли живут в мире, люди летают на Луну, а в «Артеке» уже есть свой космодром. Обратите внимание на вполне практические и конкретные ожидания — собственный космодром.

В другом случае житель Сибири в одной из построек во дворе своего дома обнаружил капсулу с «письмом в будущее» от сотрудников строительных организации Западной Сибири. В нём были такие слова: «К тебе обращаются из прошедшего тысячелетия строители линий электропередач в краю Тюменского Севера. Было любопытно найти тех, кто был силён дерзкой мечтой созидать и строить! Горд тем, что стал причастен к великому делу освоения Севера!». Как вам: «силён дерзкой мечтой созидать»? Кто сейчас способен говорить о будущем в таком стиле?

В 2012 году на Камчатке было найдено послание комсомольцев, заложенное в 1979 году. Подразумевалось, что его прочитают в 2024 году. Я рекомендую проследить за тем, как в тексте послания крепко «прошиты» времена — героическое прошлое, трудовое настоящее и позитивное будущее:

«…Вспомните нас на столетнем празднике, мы к нему тоже причастны. Вспомните! Без памяти нет грядущего, вспомните, как мы вспоминаем бессмертных героев Октября и гражданской войны, ударников пятилеток и славных защитников нашей Родины в грозные годы фашистского нашествия, труженников великой коммунистической стройки. Как и они, мы не мыслим себе жизни без борьбы и созидательного труда… Наша гордость за подвиги старших поколений — это и наша ответственность перед Партией, Родиной и Народом…

…Многое сделано, но еще больше предстоит сделать.
Мы говорим Вам через 45 соединяющих нас лет:
Пусть Земля, возделанная Вами, будет красивее.
Пусть познания ваши будут глубже.
Пусть характеры ваши будут мужественнее.
Пусть песни ваши будут радостнее.
Пусть любовь ваша будет горячее.
Мы не жалеем себя, потому что знаем: Вы будете лучше нас!»

Современные читатели подобных посланий единодушно отмечают грустный факт — мы не оправдали ожиданий наших предков. Мы не стали радостнее, счастливее, мужественнее. Наших познаний едва хватает на выбор марки пива пятничным вечером. Мы не достигли ничего, что от нас ожидали, а по многим параметрам стали даже хуже. А в чём причина? Может в том, что мы остановились на полдороге, прекратили свой путь к этому будущему, перестали мечтать?

Что скажут сегодня люди, если их спросить о будущем? Если наши предки видели в нём новые жилые районы, комсомольские стройки, счастливую старость, то мы сегодняшние прогнозируем для себя кабальные кредиты по ипотеке, падение цен на нефть, а на пенсию многие и не рассчитывают вовсе — либо помрём, либо денег на стариков не будет.

Ключевое слово — «мы помрём».

Суицидальность нашего видения будущего хорошо иллюстрируется отношением к абортам. Психологи говорят, что аборт — это убийство себя в будущем. Это такое отложенное самоубийство. У нас более миллиона только зарегистрированных медицинских абортов, плюс незарегистрированные, плюс фармакологические аборты, плюс пользование контрацептивами, и всё это ЕЖЕГОДНО. Сколько миллионов наших граждан «убивают себя в будущем»?!

Сколько мужчин спиваются, потому что у них нет того, ради чего жить? На одном крупном предприятии собрали всех ведущих специалистов, чтобы совместно продумать стратегию развития, разработать позитивное видение будущего этого предприятия. На просьбу бизнес-тренерапредставить и описать, что они видят вокруг себя через сорок лет, более половины участников ответили: «Я вижу вокруг себя доски гроба, я умер».

Человек без мечты — мёртвый человек. Мы стали похожи на опиумных наркоманов. Такой наркоман, который уже окончательно попал в зависимость от сильных наркотиков, является ходячим трупом. Его мозг уже в процессе деградации, его тело уже в процессе разложения. Его «официальная» смерть — вопрос времени, но не вопрос по существу. В Библии Бог предупреждает Адама, что после того, как тот попробует Запретный Плод, он «смертию умрёт». Т. е. человек умрёт (исчезнет) в процессе смерти (медленного разложения). Когда мама «убивает себя в будущем», решаясь на аборт; когда топ-менеджер производственного предприятия «видит себя в гробу», занимаясь стратегическим планированием, тогда это означает, что смерть для них уже началась и они к ней готовятся. Попробуйте подойти к человеку, который готовится скоро умереть, и спросите его, какой отель забронировать ему для летнего отдыха? Что вы услышите от него в ответ?

Не так давно, при опросе среди ректоров ведущих вузов страны, им задали вопрос, какими они видят сегодняшних абитуриентов через пять лет, когда те будут выпускаться из университетов? Ректоры были практически единодушны в том, что нынешний набор был самый плохой за все годы, и такие студенты вырастут инфантильными, малограмотными и даже косноязычными, они не дружат с логикой и думают только о себе. Проблема в том, что человек, который так думает о своих подопечных, такими их и будет воспитывать. Человек сам приближает то будущее, в которое он верит.

Сейчас государственные мужи пытаются решить вопрос так называемых депрессивных районов. В Сибири, на Дальнем Востоке, в Карелии люди переживают, что вокруг нет больших городов и заводов, повсюду один лес и мало людей — нет стимулов к развитию и ресурсов к росту. Это воспринимается как проблема и повод к депрессии — молодёжь разъезжается, взрослые спиваются, старики вымирают. Почему же тогда за много лет до нас люди стремились приехать для освоения новых земель, покорения Сибири, Дикого Запада, колонизации далёких островов?! Ведь ни в сибирской тайге, ни в американских степях не было ни городов, ни заводов, ни инфраструктуры. Однако переселенцы из обжитых районов Европы, из центра России, из промышленной Англии уезжали в далекие глухие места за ЛУЧШЕЙ ДОЛЕЙ. И получали эту долю. Промышленники строили в глубинке России металлургические заводы, казаки обживали некогда пустынные степи и закладывали целые города, европейские пастухи осваивали далёкую Австралию, авантюристы со всего мира строили Новый Свет. Почему у них всё получилось, несмотря на постоянные опасности, а у нас всё разваливается, даже при государственной поддержке?

Ответ на этот вопрос можно найти в нашем отношении к будущему, в том, как мы видим это будущее. До какой степени это может быть важным, нам показывает тысячелетняя история христианства. Многие христиане очень живо представляли своё бытие в раю, эти представления были настолько яркими, что знания про жизнь в Царстве Небесном многими воспринимались как часть живого личного опыта. Это позволяло христианам претерпевать любые мучения ради этой будущей жизни.

Преподобный Серафим Саровский говорил, что если бы человек знал, что его ждет за гробом, то он готов был бы всю жизнь находиться в яме, наполненной червями, поедающими его тело, и с радостью там находиться, лишь бы войти в Царство Небесное.

Терпение всяческих страданий и страстей ради будущей доли было актуально и для советского человека. Это состояние воспел в своём творении Владимир Маяковский:

По небу тучи бегают,
Дождями сумрак сжат,
под старою телегою
рабочие лежат.

И слышит шепот гордый
вода и под и над:
«Через четыре года
здесь будет город-сад!»

Темно свинцовоночие,
и дождик толст, как жгут,
сидят в грязи рабочие,
сидят, лучину жгут.

Сливеют губы с холода,
но губы шепчут в лад:
«Через четыре года
здесь будет город-сад!»

Свела промозглость корчею —
неважный мокр уют,
сидят впотьмах рабочие,
подмокший хлеб жуют.

Но шепот громче голода —
он кроет капель спад:
«Через четыре года
здесь будет город-сад!

Здесь взрывы закудахтают
В разгон медвежьих банд,
И взроет недра шахтою
стоугольный „Гигант“.

Здесь встанут стройки стенами.
Гудками, пар, сипи.
Мы в сотню солнц мартенами
Воспламеним Сибирь.

Здесь дом дадут хороший нам
и ситный без пайка,
аж за Байкал отброшенна
Попятится тайга».

Рос шепоток рабочего
Над тьмою тучных стад,
а дальше неразборчиво,
лишь слышно — «город-сад».

Я знаю — город будет,
я знаю — саду цвесть,
когда такие люди
в стране в советской есть!

И ведь строили! Безусловно, такое жертвенное терпение страданий возможно только в одном случае — у людей есть твёрдая уверенность, что это будущее реально наступит.

А если картина будущего мира совсем иная? Среди христиан порой встречаются люди, которых больше волнует не счастье жизни в Царстве Небесном, а горести существования в Последние Дни при царстве Антихриста. Фантазия рисует эти времена в самых жутких тонах. Народная молва рекомендует всяческими способами избежать этого страшного царства. История знает случаи массовых самоубийств фанатиков, которые не хотели жить при последних временах, которые, по их мнению, вот-вот настанут. В России таким горестным примером могут служить пензенские отшельники, которые ушли в добровольный затвор под землю вместе с детьми, ожидая Конца Света. Не дождавшись этого конца, постепенно все вынуждены были выйти из своих катакомб, кое-кто попал после этого в психушку, а несколько человек умерли ещё в подземелье от болезней и недоедания.

Я опасаюсь, что на самом деле у нас если не вся страна, то многие миллионы людей, целые города находятся в подобных затворах. Мы сжались в катакомбах своих придуманных самоограничений и негативном видении будущего: губернаторы и мэры, которые спят и видят страшные сны, как им прекращают поступать дотации; владельцы фирм, мысли которых только о том, как в конце правильно закрыть бизнес, чтобы и в налоговой отпустили, и по миру не пойти; родители, которые боятся, что вырастающие дети выгонят стариков из своих квартир, а потом их пропьют. Ради этого не хочется жить. Так мы и не живём! Мы тихонько «смертию умираем».

Пора оживать! Начинать нужно с восстановления памяти — «без памяти нет грядущего». У нас такая богатая история, что каждой семье, каждому городу, каждой деревне найдётся, чем гордиться. Затем нужно собраться всем городом и решить, какое у него будет будущее. Конкретно представить, что мы можем и что мы хотим сделать с нашим городом. Потом следует натянуть эту нить между прошлым и будущим, да так, чтобы она зазвенела, как струна, и по этому камертону мы будем настраивать свою жизнь. Это нужно сделать в каждом регионе, в каждом городе и муниципалитете, а тот образ будущего, который мы придумаем, мы запаяем в капсулу и отправим потомкам на проверку.

Рассуждение на тему новой идеологии для развития страны и цивилизации.

Сегодня практически все страны, которые принято относит к западной цивилизации, находятся в состоянии депопуляции. В других странах, где пока ещё сохранилась положительная рождаемость (страны Африки, Индии, Латинской Америки, Китай) депопуляционные процессы тоже запущены, они уже приводят к сокращению рождаемости, а если ничего не менять, то и падение численности населения в этих странах – вопрос времени, но не вопрос по существу. В мировой демографии это явление очень точно называется «демографическая зима». (1)

Основная причина снижения рождаемости – популярная идеология малодетности и бездетности. На первый взгляд эта малодетность – продукт свободного выбора людей, мол, им не хочется иметь много детей, нет желания, это реализация их права и их ответственность. На поверку оказывается, что такой «выбор» — результат манипуляции и системного разрушения семьи. Малодетность и бездетность навязаны обществу. Формируется и культивируется сильнейший мировой тренд — однодетность как доминирующая потребность. Жизненное пространство и процессы в современном обществе сконструированы на удовлетворение только этой потребности. Появляются теории перехода от «традиционной» семьи к «современной», призванные оправдать малодетность социальными и экономическими причинами и предпосылками «устойчивого развития». (2) Кто и зачем насаждает миру эту идеологию?

История системного разрушения семьи насчитывает около трёх веков. Можно выделить три мощных этапа в развитии этих процессов. Прежде всего, это зарождение капитализма, затем идёт социалистическая революция в России и, наконец, деятельность Франкфуртской школы неомарксизма.

Капитализм прямо не объявлял семью своим врагом и не озвучивал намерений по её разрушению, однако семья попросту является топливом для капитализма. Если некую молекулу одного вещества разложить на атомы, а потом из них сложить молекулу другого вещества, то в результате такой реакции выделяется энергия. Вот за счёт такой «энергии» и существует капитализм, разрушая семьи и формируя некое «современное» общество. Похожие процессы происходили при индустриализации, когда топливом являлось аграрное население, которое в результате «реакции» становилось пролетариатом, а выделяемая «энергия» доставалась капиталисту. До капитализма вся экономическая «энергия» циркулировала внутри семейных хозяйств и, в какой-то мере, такие хозяйства были самодостаточны в своей целостности. Первым делом капитализм привлёк к себе на работу мужчин, а затем и женщин, выманив их из семьи. При этом из экономических процессов внутри семьи выпали дети, превратившись из источника прибыли в источник убытка для родителей. (3) Таким образом, пропустив «атомы» через себя, капитал получил доступ к этой «энергии». Собственно, причина современного экономического кризиса, а заодно и кризиса капиталистического строя, в том, что банально кончается «топливо» — сегодня практически все люди уже интегрированы в работу корпораций, а сельское хозяйство стало промышленной отраслью.

Кроме того, капитализм внёс вклад в разрушение семьи своим «законодательством», став по сути метагосударством (надгосударством). Возьмём, к примеру, США. Страна состоит из отдельных, самостоятельных штатов, но есть некий корпус законов, общих для всех. Соблюдение этих единых законов позволяет считать США единой страной. В обычной жизни все фирмы вроде бы самостоятельные, как те штаты, но все они подчиняются «законам рынка», а эти законы заставляют рассчитывать всякие точки безубыточности, эффективность вложения капитала и т.д. Когда родители перестали быть основой семейного хозяйства, а лишь частью капитала, то на них стали распространятся «законы рынка». Заработная плата, время работы, образование, досуг людей – всё это стало подчиняться власти капитала, а капиталу не нужны многодетные семьи. Капиталу нужны эффективные работники. Рынок показал, что максимальная эффективность у того работника, у которого, кроме всего прочего, удовлетворены основные потребности. Какие это потребности? Отдых (восполнение сил и развлекательный досуг), саморазвитие (обучение), пища, здоровье, статус и «инстинкт продолжения рода». Для удовлетворения (приглушения) последнего ДОСТАТОЧНО одного, максимум двух детей в семье. Кстати, для базовой реализации этого инстинкта родителям (работникам) не обязательно быть в браке и жить вместе. Соответственно, для уменьшения издержек (ничего личного, только расчёт эффективности) капиталу следует платить зарплату, достаточную для рождения и воспитания одного, максимум двух, детей.

Социализм тоже приложил руку к разрушению семьи. С одной стороны, социалистическая страна – это большая национальная корпорация, а значит, сюда подходит всё, написанное выше про капитализм. Но есть у социализма своя «фишка». Социализм – это когда всё общее, точнее государственное. Когда-то это всё принадлежало другому хозяину – не государству. Чтобы всё присвоить себе, социалистическому государству нужно было отобрать это у прежних хозяев: буржуев, помещиков и … отцов. Именно отцам принадлежало всё в семейном хозяйстве. А чтобы прежний хозяин не претендовал на своё имущество, решили уничтожить буржуев, помещиков и… отцов, как класс. Это отдельная трагическая страница истории, как через искоренение отцовства уничтожалась семья. Так, например, за весь советский период не было издано ни одной книги по воспитанию и образованию детей, где за воспитание отвечал бы отец, а ведь до революции это было обязанностью отца семейства. С 1917 года последовательно возвеличивалась роль женщины в семье, на неё перекладывалось всё больше семейных функций, а мужчине отводилась второстепенная роль. В некоторых документах семейной политики мужчина упоминается только в связи с выплатой алиментов. Только в Конституции 1993 года было провозглашено равенство полов и равная ответственность мужчины и женщины за семью. (4) Именно здесь нужно искать корни современного кризиса отцовства. Также среди первых декретов советского правительства были разрешения абортов, разводов и много-много других антисемейных новшеств. Советские идеологи прямо заявляли, что семья противоречит советскому коллективу, а значит нужно ущемлять семью вплоть до полного уничтожения этого явления. «С того момента, как семья начинает себя противопоставлять обществу, замыкаясь в узкий круг своих чисто семейных интересов, она начинает играть консервативную роль во всем общественном укладе жизни. Такую семью мы, безусловно, должны разрушать».(Г. Григоров и С. Шкотов. Старый и новый быт. Москва-Ленинград, 1927) (5). Население СССР не восприняло столь радикальную антисемейную политику. Пошёл откат назад, а через какое-то время институт семьи стали укреплять на государственном уровне, но это было не полноценное возрождение семьи, а реабилитация инвалида, пережившего кому.
Следующим важным этапом войны против семьи было появление так называемой Франкфуртской школы неомарксизма. После революции 1917 года ожидалось, что социалистическая революция пойдёт дальше в Европу и в итоге победит на всей планете, но этого не произошло. Социализм не только был отвергнут в европейских странах, но и серьёзно стал буксовать в России. Последовательных марксистов стали преследовать даже в СССР, многие вынуждены были бежать и обосноваться во Франкфурте-на-Майне, где местный университет привлёк к работе в Институт социальных исследований целый ряд талантливых молодых интеллектуалов с коммунистическими и социал-демократическими убеждениями. Там они собирались и обсуждали причины провала мировой социалистической революции. Почему провала? Потому что по идее революция должна была захлестнуть всю планету. Так было задумано при основании революции. Энгельс в своих работах писал: «19-й вопрос. Может ли эта революция произойти в одной какой-нибудь стране? Ответ. Нет» (6).

Именно из Франкфуртской школы вышли наиболее опасные антисемейные идеологии. Причиной провала революции были названы традиции, которые помешали принятию людьми революционных норм, а семья, как носитель традиций, была объявлена врагом революции. Было решено разрушить семью (сознательно и качественно), чтобы ослабить традиции, а потом вновь запустить процесс мировой революции. Критическое состояние общества, мировой кризис семьи, депопуляция – во многом это итог войны, которую неомарксисты объявили семье.

Война с семьёй ведётся давно и системно, антисемейные заряды закладывали в самые основания общества. Это как борьба фермера с насекомыми. Он не отстреливает каждую букашку, но заливает всю землю химикатами, а то и просто изменяет гены растений, делая их непригодными для жуков. Добавляется один маленький элемент, а среда становится непригодной. Наше общество генно-модифицированно против семьи. Можно предложить другое сравнение – алкоголизм. Алкоголик без алкоголя РЕАЛЬНО не может жить, потому что яд внедрился в цепочку жизненных процессов. Если сейчас предложить обществу отказаться от этих антисемейных элементов, то общество начнёт сопротивляться, как пьяница, которого лишают очередной порции алкоголя.

Пример – пенсионная система. Довольно быстро стало понятно, что пенсия работает, как средство борьбы с семьёй и прекрасно справляется с этой задачей. Негативные эффекты пенсии описаны довольно подробно. (7) Изучение стран, где нет пенсии и моделирование общества с фактической отменой пенсии (прямая зависимость пенсии от детей и своего рода) показывают хорошие результаты в долгосрочной перспективе. (8) Однако никто из политиков не возьмётся за такую задачу, как отмена пенсии, ибо это самый надёжный способ потерять свою должность. Даже абсолютно оправданное, безальтернативное, имеющее все предпосылки повышение пенсионного возраста (которое необходимо было принять ещё лет пять назад) категорично отвергается обществом.

Все остальные предложения по возврату к просемейной политике такие же «крамольные». Общество сейчас просто не готово к серьёзным изменениям. Посмотрите на ситуацию с абортами: часть населения оправдывает и защищает очевидное зло – циничное убийство миллионов СВОИХ детей в угоду мифической карьере или желанию погулять, и всё это в стареющей и вымирающей стране.

Именно поэтому сейчас нужно говорить не об искоренении элементов, разрушающих семью, а о создании новой системы поддержки и развития семьи. Какой должна быть эта система? Рекомендую вспомнить, как в СССР развивали олимпийский спорт. Кто-то в руководстве страны решил, что социалистическая страна обязана блеснуть своими спортивными успехами на мировых олимпиадах. Заметьте – населению это не нужно было, по улицам не ходили демонстрации рабочих и крестьян, требующих доступа к чемпионатам. Государство само построило множество стадионов, дворцов спорта, баз и комплексов. Запустили даже отдельную медицинскую структуру для обслуживания спортсменов. Будущему чемпиону нужно было только заявить о желании тренироваться. Такому спортсмену прощали всё! Учится в школе на тройки – не беда, исправим. Нужно уехать на неделю посередине учебной четверти – да не вопрос. Поймали за мелкое хулиганство – но он же чемпион. Про них писали в газетах, давали премии. И бездельниками их никто не считал, хотя если бы иной решил посвятить себя соревнованиям по строительству зáмков из спичек, и тратил бы на это всё своё время, то его судили бы по статье за тунеядство. Система работала по всей стране, во всех республиках.

Стране необходима похожая система поддержки семьям, вся мощь которой должна служить многодетным. Почему многодетным? Тому есть несколько очевидных причин и одна не очевидная. Начнём с очевидных:
— для сохранения численности населения страны и ради того, чтобы избежать катастрофического падения рождаемости, необходимо, чтобы более 60% семей имели трёх детей. Как альтернативный вариант, почти половина всех семей должна иметь четырёх и более детей. Такие результаты дают демографические расчёты, учитывающие возрастную структуру современного общества. У нас всё больше становится пожилых людей, а в молодой возраст входит малочисленное поколение рубежа веков. Дело усложняется тем, что даже те семьи, которые, вопреки навязанной модели малодетности, готовы строить большую семью, не имеют соответствующего репродуктивного потенциала (9);
— 5% многодетных семей воспитывают 20% будущего населения страны, которые в свою очередь дадут до 75% следующего поколения. Вложение в многодетных сейчас – это самые эффективные вложения в социальный и человеческий капитал будущего;
— чтобы семья стала многодетной, она должна сперва родить одного ребёнка, а затем второго, соответственно, комплексные меры поддержки многодетных автоматически работают и на прочие семьи с детьми. К сожалению, обратная система, когда фокус помощи направлен на однодетные семьи, часто оборачивается преградой для рождения последующих детей.

Можно перечислить ещё ряд причин, но это всё плюсы для государства. Простому человеку нет дела до того, какой прирост к коэффициентам рождаемости по стране даст именно его ребёнок – детей рожают не для государства и не для статистики. Как отмечалось выше, модная сегодня однодетность – это продукт жёсткого прессинга на семью. В «естественных» условиях (без такого прессинга) человечество всегда выбирало многодетность. Почему? Обычный ответ на такой вопрос чисто экономический – чем больше у тебя детей, тем крепче твоё хозяйство, тем сильнее твой род, тем больше шансов на безбедную старость. Не опровергая это мнение, заявим, что это не главное.

Тут стоить сказать, что кроме капитализма, социализма и неомарксизма, у семьи есть ещё один грозный враг – гуманизм. Гуманизм декларирует, что человек – это вершина Творения, и на этой вершине человек должен стоять гордо и ОДИНОКО. Человек настолько значим, что для полной самореализации ему нужен только он сам. Идеям гуманизма вторит Адам Смит, утверждая, что человек самодостаточен, ему нужно заботиться только о себе, и не думать о других, а Ницше поёт гимн: «Уважение к себе; любовь к себе; безусловная свобода относительно себя… Только это… Остальное – лишь человечество. Надо стать выше человечества.» (10) Ницше продолжает: «сострадание противоречит закону развития», — и цитирует Шопенгауэра: «сострадание отрицает жизнь». Следующий XX век подхватывает, усиливает и реализовывает эти идеи. Так популярная американская писательница Айн Рэнд в цикле книг «Атлант расправляет плечи» (книги имеют особый успех в среде предпринимателей) вкладывает в уста героя нового мира, гениального изобретателя Джон Голта, новый принцип: «Я никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня». Последние поколения молодёжи воспитываются на лозунгах: «Бери от жизни всё!», или более грубое, но честное: «Секс, наркотики, рок-н-ролл!». Что это, как не призывы к самоудовлетворению?

Понятно, что такая идеология низводит смысл создания семьи только для воспроизводства потомства. Движение бездетности «чайлдфри» — прямой результат распространения гуманизма, ведь если я не развиваюсь благодаря ребёнку, то ребёнок мне только обуза. Впрочем, феминизм и борьба за признание гомосексуальных браков так же полагают своё основание в гуманизме – если человек самодостаточен для своего развития, то мужчине не нужна женщина, женщине не нужен мужчина (прежняя традиция утверждает, что мужское и женское суть две части единого целого, и по отдельности они не могут спастись и достигнуть совершенства). Логическое продолжение гуманизма – трансгуманизм — обещает в будущем обходиться вообще без семьи, и даже без совокуплений мужчины и женщины, намереваясь выращивать людей «в пробирках» и воспитывая их в мегашколах будущего или в суррогатных семьях.

К концу XX века человечество достигло пика разобщённости, и новые этапы развития общества обозначили возвращение к традициям. Наука практически опровергла Ницше, утверждающего, что сочувствие противно природе. Оказалось, что человеческая природа создана для взаимопомощи. Даже мозг человека структурирован для сочувствия и справедливости. Тезис о том, что для развития человека ему нужен только он сам, теряет свою актуальность. Так психология утверждает, что человек рождается трижды; сперва как организм, затем в обществе он рождается, как индивид (без общества это невозможно), и в культуре он рождается, как духовная личность. У Фрейда эти ипостаси именуются соответственно «Оно», «Я» и «Супер Я»; у Уильяма Джойса это природная личность (физическое «я»), социальная личность («я» для других) и духовная личность (свободная воля); у Эрик Берна — Ребёнок, Взрослый, Родитель. Важный для нас вывод из таких классификаций – человек не может стать Человеком сам по себе без общества и деятельности в нём и с ним. (11) Эмиль Дюркгейм (один из основателей современной социологии) говорит о тотемизме, утверждая, что любое общество начинает своё развитие с объединения индивидов, и не важно, под каким флагом (тотем – как повод к объединению в сообщество). Альфред Адлер (ученик Фрейда) сказал об этом так: «Личность начинается с социального чувства». Позже Эрих Фромм напомнил миру, что каждый человек должен думать о любви, читать о любви, писать о любви, размышлять о любви, исполнять дела любви (понимая под этим не страсть буйных гормонов, а весь спектр, от братской и материнской любви до любви к Родине).

В начале XXI века в экономические теории и расчёты стали включать «социальный капитал» — деятельность волонтёров и некоммерческих организаций. Многие страны на государственном уровне стали активно развивать волонтёрские движения и социальное предпринимательство. В различных работах описывается большой вклад социального капитала в развитие государств. (12) В идее социального капитала нет ничего нового — фактически это элемент древнегреческой демократии, где под словом «школа» понимали деятельный досуг ради блага общества, а право демоса избирать и быть избранными проистекало из обязанности к такому «досугу». Экономическое обоснование необходимости такого «досуга» довольно качественно описал ещё бл.Августин (подробнее в работах Дж.Д.Мюллера).

Удивительным образом цели всех идеологий совпадают – человек должен стать совершенным Человеком, однако если гуманизм, капитализм и неомарксизм предлагают сделать это через удовлетворение СЕБЯ, то остальные идеологии, во главе с религией, предлагают достигнуть этого через удовлетворение ДРУГИХ.

Раскроем не очевидную, но важную причину установления высшего приоритета многодетной семьи в семейной политике. Многодетная семья нужна обществу, потому что именно там, в естественных условиях, происходит формирование человека, способного жить в обществе взаимопомощи. Многодетная семья нужна государству по многим причинам, в том числе как самый надёжный помощник в преодолении кризиса (всех кризисов, в том числе экономического). Но самое главное – многодетная семья нужна каждому человеку, как основной путь приобретения совершенства, как путь из человеков в Человеки. Многодетная семья (именно многодетная) не только ПОЗВОЛЯЕТ самосовершенствоваться, но и ЗАСТАВЛЯЕТ расти и развиваться. Для полноценного развития человеку стоило бы изначально воспитываться в многодетной семье. Пример: если ребёнок один в семье, то наказания от родителей он воспринимает как личные обиды. В многодетной семье ребёнок видит, что его братья и сёстры иногда бывают не правы, ребёнок сам бы хотел призвать их к ответу за это, и он видит, что наказания родителей по отношению к ним справедливы. Тогда он пересматривает свои обиды, понимая, что и к нему наказания применялись правильно.

Многодетная семья является не СЛЕДСТВИЕМ правильной жизни человека, а её ФУНДАМЕНТОМ.(13) Если с самого начала ты готовишься к многодетности, то ты по-иному выстраиваешь свою семейную жизнь, начиная с поиска супруга. При этом парадигма многодетности не является репрессивной по отношению к другим состояниям, ибо будь ты холостым, будь ты бездетным, будь ты малодетным – это всё может расцениваться как потенциал к многодетности и не противоречит многодетности других. Вообще, при должном подходе, и капитализм, и социализм, и иная другая политическая система могут увидеть в многодетной семье не врага, но помощника и спасителя. Доводы адептов учения об опасности перенаселения планеты во многом идеологизированы и не всегда корректны. Во-первых, уже сейчас есть все технологии, достаточные для того, чтобы прокормить десятки миллиардов людей. Использовать эти технологии не позволяют, прежде всего, механизмы современного рынка. Во-вторых, депопуляционные процессы зашли так далеко, что даже в режиме наивысшего благоприятствования пройдёт ни один десяток лет, прежде чем рождаемость достигнет хотя бы уровне простого воспроизводства. (14)

Для успешной реализации такого цивилизационного потенциала необходимо чётко осознать и озвучить два базовых принципа новой семейной политики.

Первый – категорично убрать все критерии нуждаемости для государственной социальной поддержки многодетных. Многодетность – уже сверхценность. Вернёмся к примеру с советским спортом. Чем лучше у спортсмена результаты, тем больше в него вкладывается ресурсов, тем больше ему предоставляется благ, тем ценнее награды, громче слава о нём, тем больше ему прощается огрех личной жизни. Вы можете себе представить, чтобы спортсмену, который показывает лучшие результаты, тренер сказал: «Ты молодец, иди, позанимайся сам у себя во дворе, а я пока пойду, потренирую тех жирных бездельников»? В умных книгах по бизнесу описывают такую распространённую ошибку, когда владельцы бизнеса много сил и времени уделяют слабым работникам, мол надо их подучить, разобраться с их мотивацией, а хороший работник сам знает, что ему делать. Это в корне неправильно. Лучшему работнику в первоочередном приоритете руководство должно выделять всё внимание и ресурсы: может ему чем-то ещё можно помочь, может ему хочется чему-то научится, может ему нужны соработники? Когда лучший получит всё, что сможет принять, переходим к следующему, по рейтингу эффективности, работнику. Если после всех эффективных работников на отстающих остались силы руководства, то им повезло, а если нет, то их проблемы. Пусть сами тянутся за лучшими или уходят. Этому учит бизнес, который привык считать каждую копейку и ценить каждую рабочую минуту. Почему же в социальной политике всё наоборот? Чтобы получить поддержку государства, ты должен быть слабым, бедным, неадекватным, алкоголиком, только тогда к тебе снизойдёт государственная благодать. Одни только требования по документам для предоставления пособий и субсидий заставляют многие семьи отказываться от их получения, а те, кто получают, вынуждены стать «профессиональными бедными». Британский социолог Гай Стэндинг утверждает, что у таких людей до 30% рабочего времени проходит в неоплачиваемых «работах» по подтверждению права на получение пособий. (15) Хуже того, для получения помощи зачастую нужно повесить на себя ярлык «тяжёлая жизненная ситуация», «социально опасное положение» или «семья с низким доходом». Все эти ярлыки дают права социальным службам вне всяких разумных норм вмешиваться во внутренние дела семьи, часто с репрессивными намерениями. Снова обратимся к примеру спортсменов – можно ли представить, чтобы тренеры спортивных команд или работники олимпийского комитета ходили в дома к гипертоникам и людям с ожирениям и наказывали всех за неправильный режим дня? Однако в семейной политике подобное поведение ответственных чиновников считается нормой и даже доблестью.

Второй важный принцип – семейную политику, жизненные пространства и общественное отношение в интересах многодетных нужно прогнозировать, формировать и культивировать. Рождаемость выше уровня простого воспроизводства всегда была в аграрном обществе с семейным укладом хозяйства, в иную, доиндустриальную эпоху. Понятно, что жизнь на природе на собственной земле больше предрасполагает к многодетности, а жизнь в тесном городе наоборот, тяготит семейных людей. Однако возврат к аграрному обществу едва ли возможен, тем более в массовом порядке. Как будто в ответ на подобный вопрос рост числа многодетных семей сегодня фиксируется именно в крупных городах, а не в деревнях. Прежняя история цивилизаций не подскажет нам, как правильно обустроить город для массовой детности (где доля детей будет в два раза больше, чем сейчас), у нас просто нет такого опыта. Такая задача требует переосмысления всех сфер, связанных с жизнью семьи: от планировки квартир, домов, архитектурного облика городов, до изменения трудового законодательства и иных общественных договоров, прежде всего пенсионной системы. Так в новую политику необходимо органично вписать один из ключевых моментов аграрного семейного хозяйства — совместный производительный труд родителей и детей. В новой модели семейной политики это будет означать принципиальный виток развития семейного образования и малого (семейного) бизнеса, тогда как сегодня в правовом поле семейного бизнеса нет вовсе, а семейное образование попало в закон об образовании под флагом «чем бы дитя не тешилось» (тогда чиновникам просто лень было сражаться с активными родителями).

В ближайшие годы все регионы России, а также все муниципалитеты должны разработать и принять документы о стратегическом планировании. (16) Активное обсуждение стратегического развития территорий становится нормой. Одновременно с этим в России происходят позитивные и перспективные процессы привлечения молодёжи к прогнозированию, планированию и созиданию своего будущего. Обсуждение новой семейной политики в контексте максимального приоритета интересов многодетных семей должно войти в повестку всех мероприятий и в тексты итоговых документов.

1. Тарасевич Татьяна Степановна. «Динамика демографических процессов: причины депопуляции».
2. Антонов Анатолий Иванович. «Демографическое будущее России: депопуляция навсегда?»
3. Акпаров Валерий. «Структура факторов рождаемости»
4. Дружинин Владимир Николаевич. «Психология семьи».
5. Шафаревич Игорь Ростиславович. «Социализм как явление в мировой истории».
6. Фридрих Энгельс. Собрание сочинений. т.5, стр.476
7. Власов А.В. «Реформа пенсионной системы и демографическая проблема», Гуманитарные и социальные науки, №5, 2012.
8. Гончарова Наталья. «Введение в донодемографию или как пенсии уничтожали великие нации».
9. Доклад «Через 10 лет будет поздно. Демографическая политика Российской Федерации: вызовы и сценарии».
10. Ф. Ницше. «Антихрист. Проклятие христианству.»
11. Петухов Валерий Викторович. Курс лекций по общей психологии.
12.1. Полищук Л., Меняшев Р. «Экономическое значение социального капитала». Вопросы экономики, №12, 2011.
12.2. Авторский коллектив. Социальный капитал: альтернативный источник энергии.
13. Белобородов Игорь Иванович. «Преимущества многодетной семьи сегодня».
14. Антонов Анатолий Иванович. «Многодетная семья в агрессивном малодетном обществе».
15. Гай Стэндинг. «Прекариат: новый опасный класс».
16. ФЗ о стратегическом планировании в РФ 171-фз от 28.06.2014

Сегодня государство уделяет некоммерческому сектору самое пристальное внимание и выделяет на его поддержку нешуточные ресурсы. Такой активной, а главное, системной поддержки НКО со стороны государства ранее никогда не было. Понимают ли представители некоммерческих организаций, за что им выпало такое счастье? Знают ли государственные чиновники, ответственные за работу с некоммерческим сектором, ради чего все эти траты?

Можно рассмотреть общественное и государственное устройство, как систему, где каждый элемент имеет свою уникальную функцию. Система нормально работает только тогда, когда каждый её элемент исправно выполняет свою задачу. Если какой-то элемент не справляется со своей функцией, то система перестаёт работать, либо эту функцию частично или полностью начинают выполнять другие элементы системы, что повышает нагрузку на эти элементы, и в итоге система всё равно ломается. Какую функцию должны выполнять НКО, чтобы система работала долго и эффективно?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим с разных сторон вопрос развития систем, и начнём с эволюции систем. Когда говорят слово «эволюция», сразу вспоминают Чарльза Дарвина, который сформулировал основной закон эволюции:
— выживает наиболее ПРИСПОСОБЛЕННЫЙ к СУЩЕСТВУЮЩЕЙ среде;
— для выживания в ИЗМЕНЯЮЩЕЙСЯ среде необходимо иметь лучшие возможности по АДАПТАЦИИ, т.е. приспособленность к БУДУЩЕМУ состоянию среды.

Из-за ресурсной и функциональной ограниченности эти два свойства – приспособленность и адаптивность – противоречат друг другу, отбирая те самые ограниченные ресурсы. Чарльз Дарвин по этому поводу писал: «Чем выше приспособленность к текущим условиям, тем меньше готовность к адаптации». Например, растения могут быть приспособлены для жизни во влажном климате (широкие листья) или в пустыне (толстый стебель, колючки вместо листьев), но для жизни в природной зоне, где идёт периодическая смена режимов (зима-лето, засуха-наводнение) им не поможет эта приспособленность. Намного важнее становиться способность перестраиваться жить то в одной, то в другой среде.

Другой пример: зрение животных, которые охотятся ночью, отлично ПРИСПОСОБЛЕННО для охоты в темноте, но они не всегда хорошо видят днём. Те же, кто бодрствует днём, хорошо видят при свете и в меньшей степени видят ночью. Но если кому-то приходится вести активную жизнь и ночью, и днём, то, скорее всего, эффективность его зрения будет ниже и днём, и ночью, зато он будет в состоянии оперативно переключаться для работы то в темноте, то при свете. Его зрение легко АДАПТИРУЕТСЯ для разных сред. Проще говоря, выбор простой: либо хорошо видеть ночью, либо хорошо видеть днём, либо иметь возможность оперативно подстраиваться под разные режимы освещения.

Живучесть вида увеличивается, если за приспособленность к жизни в разных средах и за адаптивность отвечают разные элементы. Так у человека за зрение в темноте отвечают «палочки», а при свете работают «колбочки». Кроме того, есть механизм переключения работы палочек и колбочек. Именно из-за временной задержки на переключение этих режимов человек «слепнет» при резкой смене света и тьмы.

Рассматривая зрение человека, как систему, можно выделить две базовые функции. Функция колбочек и палочек – это ПРИСПОСОБЛЕННОСТЬ к жизни в среде, а механизм переключения между ними – это АДАПТИВНОСТЬ.

По-другому можно сказать, что адаптивность – это гибкость, изменчивость, а приспособленность – это жёсткость, самоконтроль.

В общественно-государственной системе государство издревле выполняет функции консервативного контроля, всей своей мощью сохраняя способность общества существовать в данной среде. В ранние периоды истории такое самосохранное поведение осуществлялось за счёт различных табу и мифов, чуть позже оно закреплялось самодержавной властью царей, которая опиралась на церемониальные и религиозные правила. Однако, жизнь вокруг понемногу менялась, и возникла необходимость в появлении адаптивных функций. В Древнем Вавилоне для этого использовали элементы новогодних праздников, а в Древнем Риме — праздник Сатурналий. В дни праздника рабы на несколько дней заступали на место хозяев – эдакий день самоуправления. Дни праздников были весёлыми и буйными – новым «хозяевам» можно было практически всё. В эти дни были запрещены наказания, даже детей не ругали, суды не работали. В одной из глиняных «книг» того времени про такой праздник говорится, что это были дни «необузданной свободы». Некоторое представление о той атмосфере можно получить, наблюдая за Масленицей (не современной, а периода Российской Империи, например эпизод фильма «Сибирский цирюльник»).

Функциональной задачей такого праздника было ввести общество в состояние хаоса. Именно в хаосе возможно появление принципиально новых идей, которые нельзя получить в строгих, структурированных, отточенных и незыблемых условиях государства. Беспорядочному Хаосу противопоставляется системный Космос. Всё время праздников настоящий господин, царь, «представитель Космоса» стоял в стороне и внимательно за всем наблюдал. По окончании праздника рабов, осмелившихся сесть на место господина, как водится, казнили, но их «приказы» приводили к интересным государственным решениям. С точки зрения эволюции системы можно сказать, что в эти дни активно исполнялась адаптивная функция, тогда как остальное время в году государство занимало консервативные позиции.

Со временем динамика общественных процессов ускорялась, и нескольких дней в году на адаптивные процессы стало не хватать. Тогда появился институт шутов. Шут – постоянный агент Хаоса в царстве Космоса. У него ко всему есть доступ, практически нет ограничений в деятельности, и главное, ему можно говорить всё, что угодно. Таким образом, шут выполнял адаптивную функцию, а царь обеспечивал существование системы.

Развивая эту идею, можно предположить, что в конце советского периода адаптивные функции выполняли диссиденты. Так академик Сахаров по основной своей работе был физиком-ядерщиком, однако в последние годы активно решал социальные проблемы граждан. Секрет успех его социальной деятельности в его несистемности. Он не имел отношения к профильным ведомствам, не был чиновником, поэтому не был ограничен инструкциями и процессуальными нормами. Собственно, такими же свойствами обладают большинство НКО, ибо они не являются частью государственной структуры, свободны в выборе поля деятельности и способов своей активности.

Логично и ожидаемо мы подходим к выводу, что основная функция НКО – адаптивная. Здоровому государству-Космосу нужен агент Хаоса, желательно на постоянную занятость.

Каким же он должен быть – агент Хаоса? Выпишем семантические поля со словами «хаос» и «космос».
Хаос – беспорядок, случайность, разнообразие, неясность, неопределённость, непредсказуемость.
Космос – порядок, детерминированность, однообразие, ясность, определённость, предсказуемость.

Те, кто изучал дисциплину «Управление проектами», без особого труда распознают в этих словах описание среды для двух видов деятельности – проектной и операционной. Операционная деятельность характеризуется повторяющимся процессом, рутинной работой, чёткими процедурами исполнения и неуникальным результатом, или другими словами, операционная деятельность — это функция, направленная на непрерывное выполнение действий по предоставлению повторяющейся услуги или по производству одного и того же продукта.

Проектная деятельность всегда направлена на создание уникальных продуктов или результатов. Про проект можно сказать больше, но для нас именно это главное: проект — это всегда про новое. Остальные свойства проекта вытекают из этого главного свойства. В учебниках пишут, что проект – это всегда деятельность, ограниченная по времени, но не в том смысле, что мы приняли решение работать столько-то времени. Проект – это когда мы приняли решение справиться с некоторой проблемой. В этот момент проект начинается. Завершается проект в момент окончательной победы над проблемой или в момент нашей окончательной капитуляцией перед ней.

При проектной деятельности очень важно определиться с целями, ведь именно они должны обеспечить нам уникальный результат. Чаще всего про цели проекта говорят в контексте критериев SMART, а именно цели проекта должны быть:
1. конкретными (specific),
2. измеримыми (measurable),
3. достижимыми (achievable),
4. выгодными или прагматичными (rewarding),
5. ограниченными по времени (time bound).

Возможно, кто-то заметит тут несостыковку. Если проект, это адаптация, это поле хаоса, то почему вместо беспорядка и случайности мы говорим о такой конкретике? На самом деле противоречия нет. Опытный консультант по инновациям Крис Эртель в своей книге «Стратегическая сессия: как обеспечить появление прорывных идей и нестандартное решение проблем» писал об этом так: «Непредвиденная турбулентность стала настолько привычным явлением в нашем мире, что военные стратеги, в числе прочих, дали ей официальный термин. Они назвали это явление VUCA, поскольку в современном мире постоянно присутствуют изменчивость (volatility), неопределённость (uncertainty), сложность (complexity) и неясность (ambiguity)». Это значит, что задача проекта – схватить что-то ускользающее из Хаоса, приручить это и передать во владение Космосу. По сути, проект, это переход части реальности из состояния uncertainty к состоянию specific, от ambiguity к measurable, от volatility к rewarding и т.д. И в этом контексте (в контексте проектного управления и адаптивного функционала) задача НКО – взять нерешенную проблему, попытаться решить её новым, уникальным методом, а найденное решение передать государству.