Многодетная семья как основа стабильного государства.

Позитивное развитие невозможно без стабильности. Что может быть залогом стабильности для современного государства? Здоровая, крепкая семья, которая даст толчок и смысл развития всего остального. 

В современном обществе принято относиться к многодетной семье с некоторым снисхождением, что является безусловным прогрессом по сравнению с концом прошлого, началом этого века. В тот период легко можно было услышать про многодетную маму — «свиноматка», рождение даже второго ребенка вызывало вопрос: «Зачем плодить нищету?!», а социальные работники и медики могли рассматривать желание семьи иметь много детей как своеобразный социальный или психический недуг. Сегодня такое можно услышать крайне редко, однако это улучшение вызвано скорее не переосмыслением роли многодетной семьи в обществе, а констатацией факта, что многодетная семья всё-таки жива, и что стране без неё обойтись. А может всё ещё проще — исчезла только агрессивная риторика, и навряд ли это можно отнести к успеху семейной политики. Просто в целом наше общество старается теперь не использовать агрессивные и крайне критичные высказывания в информационном пространстве.

Принципиальные позиции многодетной семьи в обществе остались прежними, а именно:
— многодетная семья рассматривается как обуза для общества, государства и родственников;
— соответственно, все ресурсы, направленные на поддержку многодетных – это расходы;
— многодетность расценивается как некий уникальный феномен, рудимент, элемент культурной традиции или фактор образа жизни некоторых социальных слоёв;
— многодетные родители сами должны отвечать за свой выбор и нести всю полноту ответственности и материальных затрат на своих детей;
— общество первично, многодетная семья вторична и является лишь одним из многообразных элементов общества;
— общество демонстративно позволяет многодетной семье существовать в качестве одного из своих элементов, и эта демонстративность скорее подчёркивает не ценность многодетной семьи, а примат общества;
— многодетные семьи лишь потому и существуют, что общество пока ещё готово их поддерживать;
— общество вполне могло бы существовать и без многодетных семей.

Эксперты довольно быстро найдут причину такого отношения общества к семье – это либеральная гуманистическая идеология. Её поддерживают многие люди, и такое положение семьи могло бы всех устроить, если бы не парочка серьёзных «но».

Демографический кризис.

Первое из этих «но» – демографический кризис, который ставит под угрозу не только развитие страны, но и всего человечества. Сегодня на всех континентах планеты Земля свирепствует депопуляция. Пусть вас не смущает пока ещё положительная рождаемость в странах Африки, Индии, Латинской Америки, Китае – там депопуляционные процессы тоже запущены, они уже приводят к сокращению рождаемости, а если ничего не менять, то и падение численности населения в этих странах – вопрос времени, но не вопрос по существу. В мировой демографии это явление очень точно называется «демографическая зима».

Основная причина снижения рождаемости – популярная идеология малодетности и бездетности. На первый взгляд эта малодетность – продукт свободного выбора людей, мол, им не хочется иметь много детей, нет желания, это реализация их права и их ответственность. На поверку оказывается, что такой «выбор» —  результат манипуляции и системного разрушения семьи. Малодетность и бездетность навязаны обществу. Формируется и культивируется сильнейший мировой тренд  — однодетность как доминирующая потребность. Жизненное пространство и процессы в современном обществе сконструированы на удовлетворение только этой потребности. Появляются теории перехода от «традиционной» семьи к «современной», призванные оправдать малодетность социальными и экономическими причинами и предпосылками «устойчивого развития». Сама идея устойчивого развития была рождена в конце XVIII века, но уже в XIX была довольно убедительно опровергнута. Сегодня эта теория из разряда научных гипотез перекочевала в разряд идеологий, которая среди прочих антисемейных идей насаждается по всему миру.

Ладно, оставим мир, нам бы со своей страной разобраться. Что такое демографический кризис в России и чем могут помочь многодетные семьи?

На этот вопрос может дать ответ демография. Дело в том, что эта сравнительно новая наука в состоянии делать довольно точные прогнозы. Например, нынешнее сокращение населения демографы предсказали, а точнее рассчитали, еще пятьдесят лет назад. Методики расчетов намного точнее, чем в социологии, и по качеству приближаются к математическим доказательствам.

Современный демографический прогноз для России неутешителен. Ученные уверены, что в этом веке население точно не вырастет свыше 150 миллионов человек (кроме, пожалуй, случая резкого увеличение территории страны). По позитивному сценарию мы еле-еле сохранимся в пределах ста миллионов, а негативный прогноз говорит, что через 50 лет нас будет меньше 50-ти миллионов. Средний прогноз – 70 миллионов – это только половина от сегодняшнего числа жителей России.

Демографические процессы весьма инертные – то, что будет заложено сейчас, через полвека практически не будет шансов исправить. Так, например, и рост рождаемости последних лет, и грядущее падение рождаемости и рост смертности – это последствия беби-бума 70-х, 80-х и демографической ямы 90-х. Только что «острелялось» многочисленное поколение 80-х, а ему на смену приходит малочисленное поколение 90-х, где рожать просто некому. Когда в детородный возраст войдёт это поколение, даже если каждая женщина станет рожать в среднем больше, чем предыдущее поколение, то в сумме детей получится всё равно меньше, чем мы имеем сейчас. При этом увеличится смертность, поскольку к естественному пределу возраста подойдёт многочисленное поколение. Отсюда такие страшные прогнозы про 70 миллионов жителей.

Какие критичные угрозы таят в себе эти цифры? Конечно же – это угроза национальной безопасности.

  1. В современных условиях Россия не сможет эффективно оборонять свои обширные территории. Уже сегодня мы с трудом сможем остановить военную агрессию, например, на Дальнем Востоке, а с учётом роста населения Китая, Индии и других восточных стран, а также наблюдая стремительное техническое развитие наших соседей, можно утверждать, что с населением в 70 миллионов человек сохранить нынешние границы будет не просто.
  2. Бытует мнение, что демографические проблемы можно решить с помощью контролируемой миграции. Однако, специалисты крайне скептически относятся к таким идеям. Во-первых, в тех странах, откуда мы хотели бы привлечь людей, та же проблема – депопуляция. Скоро эти страны не только не смогут «поставлять» нам людей, но сами озаботятся привлечением населения на свою территорию. Во-вторых, для организации качественной миграции нужны серьезные ресурсы, но если эти ресурсы направить не на контролируемую миграцию, а на поддержку собственных семей, то демографический, социальный и геополитический эффект будет намного больше. В-третьих, учёные неумолимы в своих прогнозах: контролируемая миграция через полвека нам не грозит – к этому времени окончательно растают гималайские ледники, которые сейчас питают материковые реки. Миллиарды людей будут вынуждены искать источники пресной воды. Ожидается, что к нам со стороны Индии, Пакистана, Афганистана направится около трехсот(!) миллионов беженцев-переселенцев. При соотношении один к четырём в пользу пришельцев надеяться, что все они успешно ассимилируются в российскую культуру, было бы глупо.
  3. При снижении населения, которое у нас происходит за счёт уменьшения числа МОЛОДЫХ людей, возникает депопуляционная экономика. Один из симптомов – крах пенсионной системы. Нет такой экономики в мире, которая могла бы поддерживать достойные пенсии при равном количестве активного населения и пенсионеров. Для нормальной работы пенсионной системы пенсионеров должно быть в два раза меньше, чем молодых. У нас же, по негативным прогнозам, их может стать в два раза больше, чем экономически активной молодёжи. Чем это может грозить? Да хотя бы тем, что большая часть ВВП будет уходить на пенсии, а не на развитие экономики.

Это только один аспект депопуляционной экономики, возможно даже не самый страшный. Снижение рождаемости запускает целые цепочки негативных процессов. Вот одна из них: Уменьшение количества молодых людей приводит к уменьшению числа учащихся в высших учебных заведениях. Из-за недобора многие вузы будут нести убытки и закрываться. Чтобы удержаться на плаву им придётся упрощать вступительные требования для абитуриентов и ослаблять текущий контроль знаний. Способных студентов станет меньше, качество обучения ниже. Слабые выпускники пойдут работать на предприятия, где у них не будет наставников. Старшему поколению нет смысла делиться опытом с новоиспечёнными коллегами.  Во-первых, им это не интересно – человеку с советской высшей школой банально скучно общаться с недоинженерами современной болонской системы. Во-вторых, это для них опасно. Многие специалисты профессионалы уже достигли пенсионного возраста. Они понимают, что на пенсии их ждёт бедность или даже нищета. На фоне слабых выпускников вузов их опыт будут ценить руководители и хозяева предприятий, а если они поделятся профессиональными навыками с молодёжью, то могут вылететь с работы. Такие же недоученные аспиранты станут преподавателями в вузах, обучая еще более слабых студентов. Деградация промышленности и высшей школы войдёт в циклический процесс.

Депопуляционная экономика уже продемонстрировала губительный эффект в развитии периферии. В сёлах и посёлках из-за слабого спроса закрываются школы, больницы, другие социальные объекты. Молодые люди вынуждены уезжать в районные или областные центры. Чем умнее и перспективнее молодой человек, тем дальше от дома он уедет, тем меньше шансов, что он вернётся домой. Земли пустеют, посёлки вымирают.

Из всего комплекса причин  такого бедственного положения ключевую роль играет низкая рождаемость. Конечно, можно предположить, что немаловажным является довольно высокая смертность в России, однако изучение мирового опыта позволяет нам отбросить этот фактор. Во многих странах средняя продолжительность жизни вплотную приближается к биологическому видовому возрасту человека – 80 лет, однако в этих странах проблема уменьшения населения стоит также остро.

Зависимость преодоления демографического кризиса от многодетных семей.

На численность населения влияют только три фактора: рождаемость, миграция и смертность. Как мы выяснили, ни миграция, ни снижение смертности не смогут остановить депопуляцию в России, а за счёт рождаемости выйти из демографического кризиса можно только тогда, когда больше половины семей будут многодетными.

Учёные демографы предупреждают, чтобы стабилизировать численность населения России хотя бы на нынешнем уровне, необходимо, чтобы до 60% всех семей имели трёх и более детей. Такого эффекта сейчас трудно добиться не только по причине нежелания рожать, но и по медицинским показаниям – все больше женщин и мужчин имеют такие проблемы с репродуктивным здоровьем, что банально не смогут иметь столько детей. Это значит, что ставку нужно делать на тех, кто будет воспитывать шесть, семь… десять детей. Многодетные семьи – именно в этом и только в этом залог спасения страны.

Таким образом, мы разрушаем тезис о том, что общество выживет без многодетной семьи. Не выживет! Следовательно, рушится следующий тезис, что многодетная семья – это обуза и расходы. Это не расходы, а единственное верное лекарство от смерти страны. Покупку единственного лекарства называют не затратами, а спасением.

Можно сказать по-другому: многодетные семьи — единственная эффективная инвестиция. Когда предприниматель занимается торговлей, он вкладывает деньги в различные товары, выясняет, какой их этих товаров приносит больше прибыли, и далее именно в этот товар вкладывает основные средства. Если он «ради экономии средств» перестанет покупать этот прибыльный товар, то он потеряет основную прибыль. Перекладывая этот сюжет на нашу демографическую ситуацию, мы вынуждены будем признать, что на сегодня многодетная семья – не только самый выгодный «товар», но фактически единственный. Не вкладывая в него деньги, мы закладываем будущее банкротство. А вот правильно вложенные средства вернутся довольно быстро и с прибылью.

Так, например, в стране количество многодетных семей чуть больше пяти процентов, но при этом в них проживает каждый пятый ребенок. Усиливая многодетные семьи, государство получит в 4-5 раз больший эффект. Допустим, лекции для родителей, которые в итоге позитивно влияют на подростковую преступность. Если мы проведём такие лекции для родителей только этих 5% семей, то сразу 20% детей всей страны попадут под действие этой программы. Не только эти дети будут составлять пятую часть следующего поколения, но и их дети уже составят до 70% (!) населения России через поколение.

Развитие общества и многодетные семьи.

Одна из причин социальных и экономических кризисов, которые сегодня можно наблюдать, состоит в неумении людей общаться. Эффективные навыки коммуникации, которые проявляются в многодетных семьях, трудно получить в другом социальном окружении. Не трудно найти работы специалистов, которые показывают, что в семье с одним ребенком, дети часто вырастают эгоистами, неспособными к эмпатии и требующие концентрации окружающих на собственной персоне. Двое детей в семье могут подправить ситуацию, но именно в семьях, где три и более детей, возникает первичный минисоциум для гармоничного развития личности. Ещё один пример: если ребёнок один в семье, то наказания от родителей он воспринимает как личные обиды. В многодетной семье ребёнок видит, что его братья и сёстры иногда бывают не правы, ребёнок сам бы хотел призвать их к ответу за это, и он видит, что наказания родителей по отношению к ним справедливы. Тогда он пересматривает свои обиды, понимая, что и к нему наказания применялись правильно.

Родители из многодетных семей отмечают, что после появления третьего ребенка происходит качественный скачёк в их собственном развитии, поскольку помогаю расти другому, развиваешься и сам. Таким образом, многодетная семья нужна каждому человеку, как основной путь приобретения совершенства, как путь из человеков в Человеки. Многодетная семья (именно многодетная) не только ПОЗВОЛЯЕТ самосовершенствоваться, но и ЗАСТАВЛЯЕТ расти и развиваться. Для полноценного развития человеку стоило бы изначально воспитываться в многодетной семье. Многодетная семья нужна обществу, потому что именно там, в естественных условиях, происходит формирование человека, способного жить в обществе взаимопомощи. От сюда вывод, что многодетная семья является не СЛЕДСТВИЕМ правильной жизни человека, а её ФУНДАМЕНТОМ. Если с самого начала ты готовишься к многодетности, то ты по-иному выстраиваешь свою семейную жизнь, начиная с поиска супруга. При этом парадигма многодетности не является репрессивной по отношению к другим состояниям, ибо будь ты холостым, будь ты бездетным, будь ты  малодетным – это всё может расцениваться как потенциал к многодетности и не противоречит многодетности других.

Так же можно утверждать, что многодетная семья является не следствием правильного устройства ОБЩЕСТВА, а она и есть основа общества.

Статус фундамента и основания для человека и общества, для всего человечества, семья приобрела не сегодня. Этот статус искони был у семьи. Тысячелетия рождение детей считалось благословением, а бесчадие считали проклятием. Нет нужды напоминать, что в основе нашей цивилизации лежат авраамические религии: христианство, иудаизм, мусульманство. Все эти конфессии почитают Книгу (Библию, Талмуд, Коран), как основу своих верований. В Библии, в Книги Бытия сказано, что ещё в раю Бог дал заповедь Адаму и Еве: «Плодитесь и размножайтесь!». Он повторил эту заповедь после изгнания их из рая. Он повторил её Ною после Великого Потопа. Он благословил Авраама и обещал, что его потомки станут бесчисленными, как звёзды.

Исторически, и по смыслу бытия, семья первичнее государства. Семья может прожить без государства, государство без семьи – нет. Люди объединялись в семьи, семьи в общины (общество), общество выдвигало из своей среды «старейшин», которые вводили общие для всех правила, являясь прообразом государства. Государство, по сути, является подрядчиком, наёмником, приказчиком на службе у общества. Можно сказать, что существует договор, по которому государство создает законы, призванные работать на благо общества, а общество обязуется их исполнять. Но и то, и другое существует благодаря семье и ради семьи.

Сейчас мы сказали очень важные слова. Качественный перелом в государственной семейной политике произойдёт тогда, когда на всех уровнях и государства, и общества поймут, что семья, особенно многодетная семья, является основой и первопричиной.

Приоритет семейной политики и особый статус многодетной семьи.

Заявление, что семья является первопричиной и основой общества, а многодетная семья является основным драйвером развития государства, логично заставляет нас говорить о необходимости  наделения многодетной семьи особым статусом. Сейчас самое время проговорить, что мы имеем в виду, когда предлагаем государству некий привилегированный статус для многодетных. Для этого нужно определиться с основополагающими тезисами. Например, государство для семьи или семья для государства? На кого рассчитаны предложение – на государство, которое возьмёт на себя некоторые обязательства, или на семью, которую государство нагрузит несвойственными её обязательствам? Кто является заказчиком, семья, общество, или государство в лице минтруда, минобороны и прочих ведомств?

Один из таких критичных вопросов – предел автономии семьи. Существует такой девиз: «Не делай зла и сотвори благо». Так вот «не делай зла» вполне может регулироваться законом, как например уголовный кодекс запрещает убийство и воровство. Однако нельзя издать закон: «рожай десяток детей». Мы можем, обращаясь к государству, обсуждать тему нехватки рабочих рук, будущих солдат, подготовки патриотов и т.п., но мы не можем на этом же основании требовать от людей больше рожать. Люди должны иметь возможность рожать и растить детей по любви, ради счастья, ради жизни детей себе в утешение, Богу во славу, а уж потом Отчизне на пользу, при этом опираться на свои силы и здравый смысл.

Пример: Есть два пути добиться безопасности на дорогах. Можно запугать водителей всякими ограничениями, штрафами, страховками, рейдами, в итоге банально уменьшив количество желающих сесть за руль. Оставшиеся автолюбители будут тихо ползти по тёмным, кривым улочкам. Второй вариант – построить хорошие, ровные, освященные дороги, по которым можно безопасно перемещаться (по статистике, более 80% трагических ДТП приходится на плохие, неосвещённые или неразмеченные участки дорог), где предел скорости и пропускная способность устанавливаются не рассуждениями безопасности, а техническими свойствами машин. Если одно и то же ведомство будет отвечать и за ремонт дорог и за контроль над водителями, то по чиновничей логике (прежде всего для экономии бюджета) лучше и проще гонять водителей, а не строить автотрассы. Поэтому строить дороги должны органы, которым водители ничего не должны, и за аварии прежде всего должны нести ответственность те чиновники, которые отвечали за этот участок.

Эта схема успешно перекладывается и на семейную политику. Семья ничем не обязана государству, она не брала обязательства рожать, не давала обязательства воспитывать будущего работника,  солдата или ещё кого-то там по чётким стандартам. Никто не может принудить родителей пройти специальные курсы повышения родительской компетенции (если вдруг возжелает иметь много детей) или заставить отдать детей в садики и школы. Вместе с тем, государство обязано предоставить такую возможность, если родители возжелают этого.

Проиллюстрируем эту идею на другом примере. Давайте вспомнить, как в СССР развивали олимпийский спорт. Кто-то в руководстве страны решил, что социалистическая страна обязана блеснуть своими спортивными успехами на мировых олимпиадах. Заметьте – населению это не нужно было, по улицам не ходили демонстрации рабочих и крестьян, требующих доступа к чемпионатам. Государство само построило множество стадионов, дворцов спорта, баз и комплексов. Запустили даже отдельную медицинскую структуру для обслуживания спортсменов. Будущему чемпиону нужно было только заявить о желании тренироваться. Такому спортсмену прощали всё! Учится в школе на тройки – не беда, исправим. Нужно уехать на неделю посередине учебной четверти – да не вопрос. Поймали за мелкое хулиганство – но он же чемпион. Про них писали в газетах, давали премии. И бездельниками их никто не считал, хотя если бы иной решил посвятить себя соревнованиям по строительству зáмков из спичек, и тратил бы на это всё своё время, то его судили бы по статье за тунеядство. Система работала по всей стране, во всех республиках. Чем лучше у спортсмена результаты, тем больше в него вкладывается ресурсов, тем больше ему предоставляется благ, тем ценнее награды, громче слава о нём, тем больше ему прощается огрех личной жизни. Вы можете себе представить, чтобы спортсмену, который показывает лучшие результаты, тренер сказал: «Ты молодец, иди, позанимайся сам у себя во дворе, а я пока пойду, потренирую тех жирных бездельников»?

В умных книгах по бизнесу описывают такую распространённую ошибку, когда владельцы бизнеса много сил и времени уделяют слабым работникам, мол надо их подучить, разобраться с их мотивацией, а хороший работник сам знает, что ему делать. Это в корне неправильно. Лучшему работнику в первоочередном приоритете руководство должно выделять всё внимание и ресурсы: может ему чем-то ещё можно помочь, может ему хочется чему-то научится, может ему нужны соработники? Когда лучший получит всё, что сможет принять, переходим к следующему, по рейтингу эффективности, работнику. Если после всех эффективных работников на отстающих остались силы руководства, то им повезло, а если нет, то их проблемы. Пусть сами тянутся за лучшими или уходят. Этому учит бизнес, который привык считать каждую копейку и ценить каждую рабочую минуту.

Почему же в социальной политике всё наоборот? Чтобы получить поддержку государства, ты должен быть слабым, бедным, неадекватным, алкоголиком, только тогда к тебе снизойдёт государственная благодать. Одни только требования по документам для предоставления пособий и субсидий заставляют многие семьи отказываться от их получения, а те, кто получают, вынуждены стать «профессиональными бедными». Британский социолог Гай Стэндинг утверждает, что у таких людей до 30% рабочего времени проходит в неоплачиваемых «работах» по подтверждению права на получение пособий.

Хуже того, для получения помощи зачастую нужно повесить на себя ярлык «тяжёлая жизненная ситуация», «социально опасное положение» или «семья с низким доходом». Все эти ярлыки дают права социальным службам вне всяких разумных норм вмешиваться во внутренние дела семьи, часто с репрессивными намерениями. Снова обратимся к примеру спортсменов – можно ли представить, чтобы тренеры спортивных команд или работники олимпийского комитета ходили в дома к гипертоникам и людям с ожирениям и наказывали всех за неправильный режим дня? Однако в семейной политике подобное поведение ответственных чиновников считается нормой и даже доблестью. Стране необходима система поддержки семьям, вся мощь которой должна служить многодетным, как в советские времена поддерживали спортсменов.

Чтобы многодетные семьи были успешными, необходимо пересмотреть сам принцип организации помощи семьям. Парадокс ориентации социальной защиты состоит в том, что основная социальная помощь направлена на бедные семьи, семьи в тяжелой жизненной ситуации, асоциальные семьи. Цели такой помощи – сохранение таких семей на плаву, не дать им упасть еще ниже. Однако существующие формы социальной поддержки не дают возможностей поднять такую семью на уровень социального благополучия и стабильности. Более того, существующие экономические процессы и тенденции стремятся скинуть многодетную семью из зоны стабильности в зону бедности.

Государство в самую последнюю очередь озадачено проблемой сохранения высокого уровня и статуса семьи. Не имея должной поддержки, семья скатывается на социальную ступеньку малоимущей семьи или семьи в тяжелой жизненной ситуации, и уже тут подключаются социальные службы, призванные помочь ей остаться на плаву (но не вернутся на прежний уровень). При всей необходимости предоставления помощи малоимущим семьям и семьям в тяжелой жизненной ситуации, стратегически гораздо важнее направить помощь на сохранение семей с достаточным социально-экономическим уровнем. Приоритетной задачей социальной политики должно стать обеспечение таких социально-экономических процессов, чтобы многодетной семье было выгодно оставаться экономически активной и социально стабильной семьей.

Три главных принципа многодетным семьям на современном этапе развития общества.

Первый – категорично убрать все критерии нуждаемости для социальной поддержки многодетных. Многодетность – уже сверхценность. Огромное количество проблем, выявленными нами в сфере взаимодействия семьи и государства, связанны с понятиями адресности помощи и критериями качества воспитания. Если мы хотим убить эффективную помощи семьям, то нам стоить акцентировать работу именно на этом. Нуждаемость  —  самый надёжный способ экономии бюджета, но стоИт ли перед нами задача сбережения средства, когда речь идёт о многодетных?

В России один из самых высоких показателей смертности среди детей – это гибель в результате ДТП, а в Швеции в 2012 году на дорогах погиб только один (!) ребёнок. Такого успеха удалось достичь благодаря «Концепции нулевой смертности». Наибольшую роль в снижении аварийности сыграло планирование дорог: качественная разметка, удобные и безопасные переходы, реконструкция участков дорог и развязок, современные технические средства и продуманная дифференциация скоростного режима для различных трасс. Своеобразным подтверждением правильности такого подхода является статистика ДТП в России, где учитываются аварии с серьёзными травмами и смертельными случаями. Около 80% из них были на дорогах, где либо не было разметки, либо она была неправильная, либо неудовлетворительное дорожное покрытие, либо неосвещённый участок дороги, либо опасный рельеф дорожного полотна – всё то, что исключили на дорогах Швеции.

Этот пример наглядно демонстрирует, что можно тратить все силы на поиски виновных: устраивать засады на дорогах, проверять ремни, мерить скорость (требовать справки, проверять жилые помещения и т.д.), а можно делать качественную инфраструктуру (доступные сады и школы, рабочие места, спортивные и игровые площадки).

Второй важный принцип – семейную политику, жизненные пространства и общественное отношение в интересах многодетных нужно прогнозировать, формировать и культивировать. Рождаемость выше уровня простого воспроизводства всегда была в аграрном обществе с семейным укладом хозяйства, в иную, доиндустриальную эпоху. Понятно, что жизнь на природе на собственной земле больше предрасполагает к многодетности, а жизнь в тесном городе наоборот, тяготит семейных людей. Однако возврат к аграрному обществу едва ли возможен, тем более в массовом порядке. Как будто в ответ на подобный вопрос рост числа многодетных семей сегодня фиксируется именно в крупных городах, а не в деревнях. Прежняя история цивилизаций не подскажет нам, как правильно обустроить город для массовой детности (где доля детей будет в два раза больше, чем сейчас), у нас просто нет такого опыта. Такая задача требует переосмысления всех сфер, связанных с жизнью семьи: от планировки квартир, домов, архитектурного облика городов, до изменения трудового законодательства и иных общественных договоров, прежде всего пенсионной системы. Так в новую политику необходимо органично вписать один из ключевых моментов аграрного семейного хозяйства — совместный производительный труд родителей и детей. В новой модели семейной политики это будет означать принципиальный виток развития семейного образования и малого (семейного) бизнеса, тогда как сегодня в правовом поле семейного бизнеса нет вовсе, а семейное образование попало в закон об образовании под флагом «чем бы дитя не тешилось» (тогда чиновникам просто лень было сражаться с активными родителями).

Третий принцип – разумная автономия семьи, которая требует весьма ограниченных возможностей для вмешательства государства в дела семьи.

Попытка государства полностью контролировать происходящее в семье так же нелепа, как если бы мы своим разумом пытались управлять всеми процессами внутри нашего организма: отслеживали бы прохождение пиши по пищеводу и кишечнику, регулировали бы выделение желчи и гормонов, сопоставляли бы состав желудочного сока согласно характеру поступившей пищи и т.д. Можно с уверенностью предположить, что любой человек очень быстро умер бы, если в действительности попытался бы контролировать все эти процессы. Но даже это сравнение не полное, ведь семья – это не то чтобы орган человека, а всего лишь одна клетка. Клетки в организме живут достаточно самостоятельной жизнью и, по большому счёту, заняты только проблемами своего выживания. Но если клетки здоровые, то вместе они составляют здоровый организм. Клетки могут жить только в живом организме, а организм будет жить, если у него здоровые клетки. Такое положение вещей порождает в клетках прагматичный патриотизм, ибо в интересах клетки, чтобы организм в целом был жив и здоров. При этом все клетки имеют ярко выраженный суверенитет – чёткие границы, за который никто другой с благими намерениями не пробирается. Клетки могут получать помощь от организма, но сколько и какой именно помощи принимать, они выбирают сами.  Так и государство вправе предлагать помощь семьям, но для того, чтобы семья эту помощь приняла, она должна доверять государству. Лучший вариант для возникновения такого доверия – это когда государство чётко заявляет о защите прав семьи и признаёт границы своей компетенции.

Известный вопрос, а что делать с теми семьями, где существует реальная угроза жизни и здоровью детей, имеет своё решение в парадигме суверенитета семьи. Этот ответ будет более эффективным, чем работа в системе тотального контроля и вмешательства государства.

Россия подымает новый флаг!

Уже многие годы эксперты и государственники искали, что называется, национальную идею – центральную мысль, которая могла бы объединить народы Российской Федерации. За неимением таковой на повестку дня выходили вопросы этнического и религиозного характера, которые в некоторой степени способствуют разобщению групп людей, а не единению. Культ Золотого Тельца — потребительства и зарабатывания денег, тоже не прижился у нас, как базовая идея. С развитием технологий и межгосударственных отношений естественные границы страны всё меньше способны скреплять её жителей. Сегодня, живя где-нибудь в Сибири, можно построить свою жизнь так, что человек будет больше связан, скажем, с Германией, чем со своей Родиной. И вот тут на первое место выходит семья. По многочисленным исследованиям выходит, что семья является главной ценностью для подавляющего большинства россиян. Особенно ценится защищенность семьи при сравнении с ситуацией в других странах. Этим, в том числе, можно объяснить сверхподдержку населением такого непростого закона, как закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Особенно актуальной идея сплотиться вокруг семьи стала в свете демографического кризиса, и грядущего за ним кризиса государства.

Поднимая флаг защиты семьи, Россия внезапно приобретает заметное, и даже лидирующие, положение и на мировой арене. Факт беспрецедентного нападения на семью в большинстве стран западной цивилизации сейчас стал настолько очевидным, что заметен и в самих этих государствах, и в других частях Земли. При этом многие страны подвергаются внешнему давлению в случае, если проводят внутри себя просемейную политику. Даже международные структуры, такие как ООН, сегодня, мягко скажем, не сопротивляются антисемейным процессам. И при всём при этом основная часть человечества остается приверженцами именно традиционного восприятия семьи. Можно говорить, что значимая часть людей уже вполне осознает опасность антисемейного тренда развития цивилизации и ждёт появления лидера, который будет в состоянии бросить вызов гегемонии современной политики уничтожения семьи. Таким лидером должна стать Россия. Если мы не только на словах, но и активными действиями как внутри страны, так и на международном уровне, продолжим отстаивание естественных прав семьи, то мы можем ожидать поддержки от многих стран. Существует мнение, что консервативная часть американского общества, которая всегда признавала в России врага, советскую «ось зла», даже она в состоянии пересмотреть своё отношение к России, если поймёт, что мы последовательно защищаем семейные и христианские ценности.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.