Многодетная семья в России: история и современность.

Для построения не сказочного, а осуществимого образа будущего, стоит оглянуться и понять, на каком фундаменте мы собираемся строить. Поскольку без процветания многодетной семьи будущего у нас нет (по словам демографов), то начнём мы именно с многодетных.

Ретроспективно можно рассматривать всего четыре типа* многодетной семьи в России. Это имперский период до Октябрьской революции, период Советского Союза, постсоциализм и современная Россия. Все эти этапы имеют чёткие параметры и различия, которые естественно проистекают из политического строя и состояния общества.

Имперский период. Имперская семья – это аграрная, многопоколенная, можно сказать классическая семья. Ключевое слово – аграрная. Основное влияние на формирование семьи в то время имели факторы большой религиозности, соборности и феодализма. Семьи часто представляли собою практически замкнутое хозяйство, где внутри большой семьи потреблялось всё, что производилось. Дети в такой семье с раннего возраста начинали работать в хозяйстве, благодаря чему их нельзя назвать обузой. Расходов на обучение и подготовку детей для общества семья практически не несла. Рожать много детей было нормально и по религиозным, и по хозяйственным соображениям.

Капиталистический уклад практически не коснулся многодетной семьи в царской России. Во-первых, от отмены крепостного права до революции прошло всего полвека. Во-вторых, в городах многодетных семей было не так много. В основном в города уезжали одинокие люди для работы. Многодетность в среде купцов и дворян тоже, в массе своей, была феодального формата.

Советский период в России радикально изменил структуру семьи. Можно говорить о полном или частичном уничтожении тех оснований, на которых зиждилась семья в Российской Империи: уничтожалась церковь, происходила массовая индустриализация и коллективизация страны, менялась парадигма образования. Парадоксально, но в итоге структура семьи стала «капиталистической», или как говорил один из отцов основателей социалистической революции Энгельс – буржуазной.  Отличие «аграрной» и «капиталистической» семьи в конце советского периода показаны в таблице:

«Аграрная (феодальная)» семья

 

«Капиталистическая» (буржуазная) семья

 

Духовная основа – православие или католичество.

 

Духовная основа – протестантизм или атеизм.

 

Семейные связи есть естественное развитие жизни. Брачные узы – это «навсегда»

 

Семейные связи есть общественный договор о совместном ведении хозяйства.

 

Замкнутая система хозяйства: что производим, то и потребляем. Экономическое единство членов семьи.

 

 

Эксплуатация наемного труда. Работа вне дома, в том числе женщины. Товарно-денежные отношения. Часть того, что производим, отдаем корпорации (социалистическому государству). Экономическая раздробленность.

 

Среда принуждает к многодетности

 

Среда принуждает к малодетности.

 

Дети рано перестают быть обузой, включаются в производство благ.

 

Дети являются обузой, безвозвратно потребляют много благ.

 

Качество жизни в старости зависит от детей.

 

Качество старости не зависит от детей.

 

Дети воспитываются семьёй.

 

Дети воспитываются обществом (медиа) и государством.

 

Низкий уровень притязаний (об этом ниже).

 

Высокий и постоянно растущий уровень притязаний.

 

Высокий авторитет родителей, плотные коммуникации в семье, смысловой центр внутри семьи.

 

Низкий авторитет родителей, разрыв коммуникаций, смысловой центр вне семьи (карьера, друзья, хобби, интернациональный долг и т.д.).

 

Парадокс заключается в том, что Маркс и, в особенности, Энгельс активно и категорично выступали против буржуазной семьи. Можно утверждать, что в основе социалистической революции лежали не только экономические и политические преобразования, но и слом общественных и семейных систем. Энгельс в своих работах стремился показать, что семья стала порочным, саморазлогающимся и исторически вымершим общественным институтом. Он воспевает идеи Французской революции: «Разительнее всего проявилась эта неизбежность во время французской революции, когда семья была на одно мгновение почти совсем отменена законом. Семья продолжает существовать даже в XIX веке, только процесс ее разложения сделался более всеобщим – и это порождено не ее понятием, а более высоким развитием промышленности и конкуренции; семья все еще существует, хотя ее разложение давно ужо провозглашено французскими и английскими социалистами и через французские романы проникло наконец и к немецким отцам церкви.» (1)

Основная претензия Энгельса к буржуазной семье заключалась в том, что страсть к деньгам, удобству и роскоши развратила брак до уровня коммерческого договора о совместном сожительстве. «Распутный буржуа обходит брак и предается втайне нарушениям супружеской верности; купец обходит институт собственности, лишая других собственности посредством спекуляций, банкротства и т.д.; молодой буржуа делает себя независимым от своей собственной семьи, когда он в состоянии это сделать, – он практически упраздняет для себя семью. Но брак, собственность, семья остаются теоретически неприкосновенными, потому что они образуют практические основы, на которых воздвигла свое господство буржуазия» (1).

Как видим, в существовании семьи Энгельс видит основание буржуазного строя. И, по мнению Энгельса, для победы социалистической революции нужно продолжить и закончить дело Французской революции – разрушить семью. В России победившие большевики активно берутся за эту задачу, но российское общество не принимает такие идеи. Уже через несколько лет антисемейная волна сходит на нет. Стремление к богатству и комфорту, против которого выступали социалистические идеологи, не только не выветрилось, но и стало развиваться в молодом социалистическом государстве, занимая святые пустые места в общественном сознании после изгнания от туда церкви. С приходом к власти Сталина СССР фактически отказался от политики разрушения семьи.

Развитие семьи по капиталистическому сценарию стало возможно не только в силу реакционного возврата к семейным традициям. Решающее значение имел экономическо-политический строй. Переход от феодального общества к капиталистическому в разных странах проходил в разное время. Так Европа и Америка прошли этот этап, начиная с XVII века, Россия с XIX, а страны Востока пришли к этому только в прошлом веке. Считается, что капиталистический строй в России существовал только в XIX, начале XX веках, а потом был период социализма. Однако некоторые учённые утверждают, что социализм и капитализм не есть системные антагонисты. Они не две разные формации, а всего лишь две модели единой эксплуататорской системы. Если хотите, Советский Союз был первой транснациональной корпорацией. (2)(3). Такое заявление многие посчитают спорным, но если судить по вышеизложенной таблице, то в контексте развития семьи это утверждение верно.

Однако у социалистического периода в России есть одно важное качество, которое сильно повлияло на развитие семьи, в том числе многодетной. Именно в этом кроется принципиальное отличие постсоветской семьи от европейской. Речь идёт об отцовстве.

Одна из задач социалистической революции и основа социалистического государства – появление общей (коллективной) собственности. Однако вся эта общая собственность когда-то имела конкретного хозяина. Всё это было отобрано у законного владельца, а в Российской Империи всем имуществом владели мужчины, как правило, отцы. Они владели не только имуществом, но и властью в семье, авторитетом, отвечали за смыслы и воспитание (образование) детей. Школа тех времен, по сути, была подрядчиком у родителей (отцов). Возможно, именно поэтому Энгельс выставляет отцовство как форму эксплуатации женщин и детей. «Муж захватил бразды правления и в доме, а жена была лишена своего почетного положения, закабалена, превращена в рабу его желаний, в простое орудие деторождения… Первый результат установившегося таким образом единовластия мужчин обнаруживается в возникающей теперь промежуточной форме – патриархальной семье…Существенными признаками такой семьи являются включение в ее состав несвободных и отцовская власть...» (4). Ему вторил Ленин: «Право развода в большинстве случаев останется нереализуемым при капитализме, ибо угнетенный пол задавлен экономически, ибо женщина при какой угодно демократии остается «домашней рабыней» при капитализме, рабыней, запертой в спальной, детской, кухне.» (5).

На эту проблему у идеологов социализма был закономерный ответ – искоренить отцовство: «Господство мужчины в браке есть простое следствие его экономического господства и само собой исчезает вместе с последним.» (4)

Советская власть основательно взялась за уничтожение отцовства как явления. Первые же декреты были направлены против отцовства. Вычеркивался сам смысл существования отцов. Школы теперь были подрядчиками государства, за образование и воспитание назначили ответственными  матерей. Само понятие «отцовство» вымывалось из научной литературы и нормативно-правовых документов. Исследователи утверждают, что за годы советской власти практически не было книг, где за образование и воспитание отвечает отец. В законах той поры слово «отец» использовалось лишь несколько раз, и то исключительно в статьях об алиментах. Как итог, «нравственная слабость поразила советского мужчину… доминантную роль русской женщине навязали советская власть и коммунистическая идеология, лишив отца основных родительских функций».(6)

Одновременно со смысловым уничтожением происходило физическое истребление отцов. Гражданская война, раскулачивание, голод, геноцид казачества и духовенства, репрессии, Великая Отечественная Война – миллионы молодых мужчин, самых активных и сильных, были убиты. В результате структура семьи претерпела аномальные изменения. Прежде всего, это гиперактивная роль женщины в семье. Именно ролевой дисбаланс является основной причиной кризиса советской семьи. Об этом уже с прошлого века говорят специалисты: «Переход к нормальной модели семьи в России произойдёт только тогда, когда наряду с равенством прав ответственность за воспитание и содержание детей ляжет на отца при сохранении за матерью и детьми других семейных обязанностей.» (7). При этом была утеряна естественная роль матери в семье, что так же негативно повлияло на развитие (точнее на деградацию) семьи. «Для нормальной демографической, а также социальной структуры требуется не просто восстановить класс семейных домохозяек, уничтоженных в советское время, но и наполнить содержанием социальные роли <отца и> матери..» (8) «Если вовлечение женщины в профессиональную (внесемейную) занятость проходит пределы допустимого, то полное крушение социальной системы становится неизбежным». (9). Всё это логично приводит к системным кризисам: «Крах рождаемости, депопуляция и социальная патология вступающих в жизнь новых поколений, сформированных в кризисной семье, постепенно ведут к элиминированию норм морали во всех сферах социальной деятельности, включая экономику. Рано или поздно это оказывается связанным с экономическими депрессиями и социальной напряженностью, с межнациональными конфликтами и войнами, с крахом современной социальной системой.» (10).

Если говорить про многодетную семью, то инфантильное отцовство и извращённое материнство не оставили многодетности никаких шансов. Известно, что на 90% репродуктивный выбор женщины зависит от мужчин. И если первого ребенка женщина может родить «для себя», то третьего и следующих женщина рожает для своего мужчины. А если таковых нет, то и рожать не надо. (11) Не удивительно, что в советский период женщины делали неимоверное количество абортов, из-за чего катастрофически упал уровень репродуктивного здоровья.

Уже в 60-е годы рождаемость в России опустилась ниже уровня воспроизводства (менее 2,15 рождений на одну женщину). О какой многодетности можно говорить в таких условиях? О национальной. Те народы, которые хоть как-то сохранили традиционный уклад семьи (чеченцы, ингуши, тувинцы, якуты) весь советский период прирастали, а вот русский и комплементарные ему народы (чуваши, мордва, украинцы) довольно динамично вымирают до сих пор.

В итоге к окончанию советского периода российская семья пришла измученной, изнасилованной, изуродованной. Не мудрено, что процессы депопуляции к тому времени не только были запущены, но и вышли, как казалось, на пиковые значения.

После развала СССР положение семьи стало ещё хуже. Ко всем предыдущим бедам добавились новые, а именно:
— дикий капитализм, который усилил все негативные влияния индустриализации, урбанизации и т.д.;
— наплыв новых деструктивных явлений: разврат, внебрачные связи с большим количеством партнёров, легкий доступ к алкоголю и наркотикам, слом стыда и идеалов, нивелирование ответственности и отцов, и матерей, и детей, и государства;
— тотальное ухудшение уровня жизни и социальной роли государства, снижение социальной поддержки, медицины, трудовой занятости, разрывы отношений на всех уровнях;
— одновременно с этим растёт уровень запросов.

Последнее стоит пояснить отдельно. Дело в том, что если честного демографа спросить, какова взаимосвязь между уровнем жизни и рождаемостью, то он вынужден будет ответить, что корреляция очевидна — чем выше уровень жизни, тем ниже рождаемость. И наоборот – самая высокая рождаемость в самых бедных странах с «ужасным» уровнем жизни. Да и в России самая высокая рождаемость была при императорах и сразу после революции вплоть до Великой Отечественной. «Давайте опять вспомним 90-е. Все говорят, что тогда была сверхнизкая рождаемость из-за шока – страна развалилась, было плохо. Всё грубо свели к экономике. Но я как социолог знаю, что существует скрытая переменная: при росте доходов в несколько раз быстрее растет уровень притязаний. И чем больше разрыв, тем хуже для рождаемости. Так вот, те годы были революцией притязаний. Открылось окно в мир, долгое время наглухо заклеенное газетой «Правда» и журналом «Коммунист». Люди увидели, что есть другой мир. В СССР жили неплохо, но все были бедны – даже члены ЦК. Любой средней руки богач сегодня имеет больше, чем советский функционер. Кстати, демографический кризис начался не в перестройку, а еще при Брежневе. Но уровень притязаний в СССР был очень низок, а в 90-е рванул вверх. Люди стремились зарабатывать, хотели смотреть мир, а не рожать детей. И так не только у нас. Таково нынешнее устройство всего мира.» (12)

Как мы видим – двадцатый век был веком невиданного ранее издевательства и уничтожения Российской семьи. Не совсем понятно, как мы вообще выжили. Во всём этом есть только один положительный эффект – дно пройдено. Почти уничтожив семью, общество теперь знает и осознаёт, что без семьи оно не выживет. Фактически весь мир нынче стоит перед выбором – либо восстановление и перерождение семьи, либо новая, на этот раз уже точно мировая революция (13) с окончательным уничтожением семьи и цивилизации (такой, какой мы её знаем). Последнее десятилетие отчётливо показало, что Россия выбирает первый путь. К сожалению, остальной мир пока не определился. Из этого противоречия и состоит современный этап развития многодетной семьи в России.

Собственно, данное противоречие совсем не новое. Поразительно, но социалистическая революция отчасти пыталась разрешить именно это противоречие. Если внимательно читать Манифест Коммунистической партии, то мы, как не покажется странным, увидим там желание СПАСТИ семью:
«Уничтожение семьи! Даже самые крайние радикалы возмущаются этим гнусным намерением коммунистов.
На чем основана современная, буржуазная семья? На капитале, на частной наживе. В совершенно развитом виде она существует только для буржуазии; но она находит свое дополнение в вынужденной бессемейности пролетариев и в публичной проституции.
Буржуазная семья естественно отпадает вместе с отпадением этого ее дополнения, и обе вместе исчезнут с исчезновением капитала.
Или вы упрекаете нас в том, что мы хотим прекратить эксплуатацию детей их родителями? Мы сознаемся в этом преступлении.
Но вы утверждаете, что, заменяя домашнее воспитание общественным, мы хотим уничтожить самые дорогие для человека отношения.
А разве ваше воспитание не определяется обществом? Разве оно не определяется общественными отношениями, в которых вы воспитываете, не определяется прямым или косвенным вмешательством общества через школу и т.д.? Коммунисты не выдумывают влияния общества на воспитание; они лишь изменяют характер воспитания, вырывают его из-под влияния господствующего класса.
Буржуазные разглагольствования о семье и воспитании, о нежных отношениях между родителями и детьми внушают тем более отвращения, чем более разрушаются все семейные связи в среде пролетариата благодаря развитию крупной промышленности, чем более дети превращаются в простые предметы торговли и рабочие инструменты.
Но вы, коммунисты, хотите ввести общность жен, – кричит нам хором вся буржуазия.
Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства. Он слышит, что орудия производства предполагается предоставить в общее пользование, и, конечно, не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та же участь.
Он даже и не подозревает, что речь идет как раз об устранении такого положения женщины, когда она является простым орудием производства.
Впрочем, нет ничего смешнее высокоморального ужаса наших буржуа по поводу мнимой официальной общности жен у коммунистов. Коммунистам нет надобности вводить общность жен, она существовала почти всегда.
Наши буржуа, не довольствуясь тем, что в их распоряжении находятся жены и дочери их рабочих, не говоря уже об официальной проституции, видят особое наслаждение в том, чтобы соблазнять жен друг у друга.
Буржуазный брак является в действительности общностью жен. Коммунистам можно было бы сделать упрек разве лишь в том, будто они хотят ввести вместо лицемерно-прикрытой общности жен официальную, открытую. Но ведь само собой разумеется, что с уничтожением нынешних производственных отношений исчезнет и вытекающая из них общность жен, т.е. официальная и неофициальная проституция.
» (14)

Стоит признать, что Маркс и Энгельс в своих оценках правы – именно капитализм внёс основную лепту в разрушение семьи. Правда, стоит отметить, что капитализм здесь вторичен по отношению к идеологии, породившей капитализм. И имя этой идеологии – гуманизм. Гуманизм, от слова «человек» изымает из фокуса ценностей семью, общество, Бога и ставит туда человека. «В своей основе либеральная идеология опирается на эгоизм и верховенство <Я>. Английский философ Томас Гоббс (XVII) отрицал общепринятое мнение, унаследованное от Аристотеля и Фомы Аквинского, что человек — существо, рожденное для общества. Общество существует не столько для любви к ближним, сколько для любви к самим себе, ради выгоды и личной славы. Эгоизм, жадность, страх и стремление к индивидуальной выгоде, а не к взаимной привязанности — вот, что объявлялось связующими элементами общественного порядка. Брак не имеет никаких естественных основ, это просто ещё одна форма состязания за власть, форма борьбы одного индивида против другого за привилегированное положение. Даже узы, связующие мать и ребенка, согласно Гоббсу, имеют в своей основе отношения власти, так как женщины <распоряжаются детьми по своему усмотрению>, тогда как любовь ребенка к матери всего лишь <непосредственная оценка силы других>.» (15)

Гуманизм декларирует, что человек – это вершина Творения, и на этой вершине человек должен стоять гордо и ОДИНОКО. Человек настолько значим, что для полной самореализации ему нужен только он сам. Идеям гуманизма вторит Адам Смит, утверждая, что человек самодостаточен, ему нужно заботиться только о себе, и не думать о других, а Ницше поёт гимн: «Уважение к себе; любовь к себе; безусловная свобода относительно себя… Только это… Остальное – лишь человечество. Надо стать выше человечества.» (16). Ницше продолжает: «сострадание противоречит закону развития», — и цитирует Шопенгауэра: «сострадание отрицает жизнь». Следующий XX век подхватывает, усиливает и реализовывает эти идеи. Так популярная американская писательница Айн Рэнд в цикле книг «Атлант расправляет плечи» (книги имеют особый успех в среде предпринимателей) вкладывает в уста героя нового мира, гениального изобретателя Джон Голта, новый принцип: «Я никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня». Последние поколения молодёжи воспитываются на лозунгах: «Бери от жизни всё!», или более грубое, но честное: «Секс, наркотики, рок-н-ролл!». Что это, как не  призывы к самоудовлетворению?

Стоит ли удивляться, что центральные работы Гоббса и Ницше называются соответственно «Левиафан» и «Антихрист».  Также не удивительно, что идеология гуманизма привела к капитализму, а тот в свою очередь убивает семью, используя её как топливо для получения всё нового капитала. «Капитализм антисемеен и антидетен по своей сути. Еще Адам Смит писал, что при капитализме работник с одним ребенком и работник с десятью детьми будут получать одинаковую зарплату… Ни в одной стране в структуру зарплаты не заложено средств на рождение третьего и последующего детей.» (12)

В Конституции РФ написано, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, однако в первой же главе буквально в третьем пункте сказано: «Человек… является высшей ценностью.» (17), Что это, как не гуманизм? В общеобразовательной школе всё пропитано идеологией прогрессивного гуманизма. Капитализм является основой нашей экономической и государственной политики. Как это совместить с задачами возрождения семьи?

К концу XX века человечество достигло пика разобщённости, и новые этапы развития общества обозначили возвращение к традициям. Наука практически опровергла Ницше, утверждающего, что сочувствие противно природе. Оказалось, что человеческая природа создана для взаимопомощи. Даже мозг человека структурирован для сочувствия и справедливости. Тезис о том, что для развития человека ему нужен только он сам, теряет свою актуальность. Так психология утверждает, что человек рождается трижды; сперва как организм, затем в обществе он рождается, как индивид (без общества это невозможно), и в культуре он рождается, как духовная личность. У Фрейда эти ипостаси именуются соответственно «Оно», «Я» и «Супер Я»; у Уильяма Джойса это природная личность (физическое «я»), социальная личность («я» для других) и духовная личность (свободная воля); у Эрик Берна — Ребёнок, Взрослый, Родитель. Важный для нас вывод из таких классификаций – человек не может стать Человеком сам по себе без общества и деятельности в нём и с ним. Эмиль Дюркгейм (один из основателей современной социологии) говорит о тотемизме, утверждая, что любое общество начинает своё развитие с объединения индивидов, и не важно, под каким флагом (тотем – как повод к объединению в сообщество). Альфред Адлер (ученик Фрейда) сказал об этом так: «Личность начинается с социального чувства». Позже Эрих Фромм напомнил миру, что каждый человек должен думать о любви, читать о любви, писать о любви, размышлять о любви, исполнять дела любви (понимая под этим не страсть буйных гормонов, а весь спектр, от братской и материнской любви до любви к Родине).

В начале XXI века в экономические теории и расчёты стали включать «социальный капитал» — деятельность волонтёров и некоммерческих организаций. Многие страны на государственном уровне стали активно развивать волонтёрские движения и социальное предпринимательство, поддерживать корпоративную социальную ответственность. В различных работах описывается большой вклад социального капитала в развитие государств. (18)(19). В идее социального капитала нет ничего нового — фактически это элемент древнегреческой демократии, где под словом «школа» понимали деятельный досуг ради блага общества, а право демоса избирать и быть избранными проистекало из обязанности к такому «досугу». Экономическое обоснование необходимости такого «досуга» довольно убедительно описал ещё бл. Августин (V в.) (подробнее в работах Дж.Д.Мюллера). По справедливости стоит упомянуть ещё и Сократа с Фомой Аквинским (XIII в.), которые также уделили место этому вопросу в своих работах.

Удивительным образом цели всех идеологий совпадают – человек должен стать совершенным Человеком, однако если гуманизм, капитализм и неомарксизм предлагают сделать это через удовлетворение СЕБЯ, то остальные идеологии, во главе с религией, предлагают достигнуть этого через удовлетворение ДРУГИХ.

С этой задачей – развитием себя через развитие других – лучше всех помогает справляться именно многодетная семья. Не вдаваясь в очевидные разъяснения, заявим, что восстановление страны нужно начинать с многодетной семьи. А какая она, многодетная семья нового века? Понятно, что возврат к аграрной семье невозможен. Последние годы отмечается рост многодетных семей, но в деревне продолжается сокращение многодетных, а вот город внезапно показал их значимый прирост. Это говорит о значимом изменении жизни в городах. Специалисты связывают это с новыми «промышленными революциями», «технологичными укладами» и т.п. Фактически за такими заявлениями стоит констатация факта, что капиталистический этап развития (впрочем, как и социалистический) цивилизации подошёл к концу. Новый формат цивилизации может быть построен на отношении к семье, к базису для всех цивилизационных процессов, и тогда мы увидим рассвет многодетности.

1. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология, – Соч., т. 3, с.160.
2. Кронрод Я.А., Соцолигархизм как псевдосоциализм XX века. Вопросы политической экономии, 2016, № 3, с. 119-145, №4, с. 126-141.
3. Кретов С.И., Гуманистическая общественно-экономическая формация. Политическая экономия будущего. Том 1.– М.: Издательство «ДОБРОТВОРЕНИЕ», 2015.
4. Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21.
5. Ленин В.И., О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме». – Полн. собр. соч., т. 30, с. 176.
6. Дружинин В.Н., Психология семьи, 3-е изд. – Спб.: Питер, 2012, стр.89
7. Там же, стр.93.
8. Антонов А.И., Борисов В.А., Лекции по демографии: Учебник для вузов. – М.: Академический Проект; Альма Матер. 2011, стр.485.
9. Карлсон А., Общество – семья – личность.: Грааль. 2003, стр.113
10. Антонов А.И., Борисов В.А., Лекции по демографии: Учебник для вузов. – М.: Академический Проект; Альма Матер. 2011, стр.465.
11. http://www.mk.ru/social/2015/02/05/reproduktivnoe-povedenie-zhenshhin-v-90-sluchaev-zavisit-ot-muzhchin.html
12. https://sobesednik.ru/obshchestvo/20170717-demograf-anatoliy-antonov-nikto-ne-budet-rozhat-radi-posobiy
13. https://youtu.be/F2WRRM93Md8?list=PLNVIc2PQShu2NxeFEhRijKQg9Oa3StaDE
14. Маркс К., Энгельс Ф., Манифест Коммунистической партии. – Соч., т. 4, с. 443-444.
15. Карлсон А., Общество, семья, личность: социальный кризис Америки., Глава 1.1.
16. Ницше Ф., Антихрист. Проклятие христианству.
17. Конституция РФ. Первый раздел, глава 1, статья 2.
18. Полищук Л., Меняшев Р. «Экономическое значение социального капитала». Вопросы экономики, №12, 2011.
19. Авторский коллектив. Социальный капитал: альтернативный источник энергии

* Автор не ставил задачи воссоздать строгую научную классификацию типов семьи. Скорее, наоборот, задача была максимально упростить существующее представление, чтобы нагляднее выделить актуальные для данной темы параметры. Своя классификация семьи есть у психологов, у социологов, у экономистов и т.п. Даже если рассматривать только многодетную семью, то можно составить классификатор многодетных семей по размеру, количеству браков у главы семейства и т.д, и т.д.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.