Многодетность как приоритет государственной семейной политики

Рассуждение на тему новой идеологии для развития страны и цивилизации.

Сегодня практически все страны, которые принято относит к западной цивилизации, находятся в состоянии депопуляции. В других странах, где пока ещё сохранилась положительная рождаемость (страны Африки, Индии, Латинской Америки, Китай) депопуляционные процессы тоже запущены, они уже приводят к сокращению рождаемости, а если ничего не менять, то и падение численности населения в этих странах – вопрос времени, но не вопрос по существу. В мировой демографии это явление очень точно называется «демографическая зима». (1)

Основная причина снижения рождаемости – популярная идеология малодетности и бездетности. На первый взгляд эта малодетность – продукт свободного выбора людей, мол, им не хочется иметь много детей, нет желания, это реализация их права и их ответственность. На поверку оказывается, что такой «выбор» — результат манипуляции и системного разрушения семьи. Малодетность и бездетность навязаны обществу. Формируется и культивируется сильнейший мировой тренд — однодетность как доминирующая потребность. Жизненное пространство и процессы в современном обществе сконструированы на удовлетворение только этой потребности. Появляются теории перехода от «традиционной» семьи к «современной», призванные оправдать малодетность социальными и экономическими причинами и предпосылками «устойчивого развития». (2) Кто и зачем насаждает миру эту идеологию?

История системного разрушения семьи насчитывает около трёх веков. Можно выделить три мощных этапа в развитии этих процессов. Прежде всего, это зарождение капитализма, затем идёт социалистическая революция в России и, наконец, деятельность Франкфуртской школы неомарксизма.

Капитализм прямо не объявлял семью своим врагом и не озвучивал намерений по её разрушению, однако семья попросту является топливом для капитализма. Если некую молекулу одного вещества разложить на атомы, а потом из них сложить молекулу другого вещества, то в результате такой реакции выделяется энергия. Вот за счёт такой «энергии» и существует капитализм, разрушая семьи и формируя некое «современное» общество. Похожие процессы происходили при индустриализации, когда топливом являлось аграрное население, которое в результате «реакции» становилось пролетариатом, а выделяемая «энергия» доставалась капиталисту. До капитализма вся экономическая «энергия» циркулировала внутри семейных хозяйств и, в какой-то мере, такие хозяйства были самодостаточны в своей целостности. Первым делом капитализм привлёк к себе на работу мужчин, а затем и женщин, выманив их из семьи. При этом из экономических процессов внутри семьи выпали дети, превратившись из источника прибыли в источник убытка для родителей. (3) Таким образом, пропустив «атомы» через себя, капитал получил доступ к этой «энергии». Собственно, причина современного экономического кризиса, а заодно и кризиса капиталистического строя, в том, что банально кончается «топливо» — сегодня практически все люди уже интегрированы в работу корпораций, а сельское хозяйство стало промышленной отраслью.

Кроме того, капитализм внёс вклад в разрушение семьи своим «законодательством», став по сути метагосударством (надгосударством). Возьмём, к примеру, США. Страна состоит из отдельных, самостоятельных штатов, но есть некий корпус законов, общих для всех. Соблюдение этих единых законов позволяет считать США единой страной. В обычной жизни все фирмы вроде бы самостоятельные, как те штаты, но все они подчиняются «законам рынка», а эти законы заставляют рассчитывать всякие точки безубыточности, эффективность вложения капитала и т.д. Когда родители перестали быть основой семейного хозяйства, а лишь частью капитала, то на них стали распространятся «законы рынка». Заработная плата, время работы, образование, досуг людей – всё это стало подчиняться власти капитала, а капиталу не нужны многодетные семьи. Капиталу нужны эффективные работники. Рынок показал, что максимальная эффективность у того работника, у которого, кроме всего прочего, удовлетворены основные потребности. Какие это потребности? Отдых (восполнение сил и развлекательный досуг), саморазвитие (обучение), пища, здоровье, статус и «инстинкт продолжения рода». Для удовлетворения (приглушения) последнего ДОСТАТОЧНО одного, максимум двух детей в семье. Кстати, для базовой реализации этого инстинкта родителям (работникам) не обязательно быть в браке и жить вместе. Соответственно, для уменьшения издержек (ничего личного, только расчёт эффективности) капиталу следует платить зарплату, достаточную для рождения и воспитания одного, максимум двух, детей.

Социализм тоже приложил руку к разрушению семьи. С одной стороны, социалистическая страна – это большая национальная корпорация, а значит, сюда подходит всё, написанное выше про капитализм. Но есть у социализма своя «фишка». Социализм – это когда всё общее, точнее государственное. Когда-то это всё принадлежало другому хозяину – не государству. Чтобы всё присвоить себе, социалистическому государству нужно было отобрать это у прежних хозяев: буржуев, помещиков и … отцов. Именно отцам принадлежало всё в семейном хозяйстве. А чтобы прежний хозяин не претендовал на своё имущество, решили уничтожить буржуев, помещиков и… отцов, как класс. Это отдельная трагическая страница истории, как через искоренение отцовства уничтожалась семья. Так, например, за весь советский период не было издано ни одной книги по воспитанию и образованию детей, где за воспитание отвечал бы отец, а ведь до революции это было обязанностью отца семейства. С 1917 года последовательно возвеличивалась роль женщины в семье, на неё перекладывалось всё больше семейных функций, а мужчине отводилась второстепенная роль. В некоторых документах семейной политики мужчина упоминается только в связи с выплатой алиментов. Только в Конституции 1993 года было провозглашено равенство полов и равная ответственность мужчины и женщины за семью. (4) Именно здесь нужно искать корни современного кризиса отцовства. Также среди первых декретов советского правительства были разрешения абортов, разводов и много-много других антисемейных новшеств. Советские идеологи прямо заявляли, что семья противоречит советскому коллективу, а значит нужно ущемлять семью вплоть до полного уничтожения этого явления. «С того момента, как семья начинает себя противопоставлять обществу, замыкаясь в узкий круг своих чисто семейных интересов, она начинает играть консервативную роль во всем общественном укладе жизни. Такую семью мы, безусловно, должны разрушать».(Г. Григоров и С. Шкотов. Старый и новый быт. Москва-Ленинград, 1927) (5). Население СССР не восприняло столь радикальную антисемейную политику. Пошёл откат назад, а через какое-то время институт семьи стали укреплять на государственном уровне, но это было не полноценное возрождение семьи, а реабилитация инвалида, пережившего кому.
Следующим важным этапом войны против семьи было появление так называемой Франкфуртской школы неомарксизма. После революции 1917 года ожидалось, что социалистическая революция пойдёт дальше в Европу и в итоге победит на всей планете, но этого не произошло. Социализм не только был отвергнут в европейских странах, но и серьёзно стал буксовать в России. Последовательных марксистов стали преследовать даже в СССР, многие вынуждены были бежать и обосноваться во Франкфурте-на-Майне, где местный университет привлёк к работе в Институт социальных исследований целый ряд талантливых молодых интеллектуалов с коммунистическими и социал-демократическими убеждениями. Там они собирались и обсуждали причины провала мировой социалистической революции. Почему провала? Потому что по идее революция должна была захлестнуть всю планету. Так было задумано при основании революции. Энгельс в своих работах писал: «19-й вопрос. Может ли эта революция произойти в одной какой-нибудь стране? Ответ. Нет» (6).

Именно из Франкфуртской школы вышли наиболее опасные антисемейные идеологии. Причиной провала революции были названы традиции, которые помешали принятию людьми революционных норм, а семья, как носитель традиций, была объявлена врагом революции. Было решено разрушить семью (сознательно и качественно), чтобы ослабить традиции, а потом вновь запустить процесс мировой революции. Критическое состояние общества, мировой кризис семьи, депопуляция – во многом это итог войны, которую неомарксисты объявили семье.

Война с семьёй ведётся давно и системно, антисемейные заряды закладывали в самые основания общества. Это как борьба фермера с насекомыми. Он не отстреливает каждую букашку, но заливает всю землю химикатами, а то и просто изменяет гены растений, делая их непригодными для жуков. Добавляется один маленький элемент, а среда становится непригодной. Наше общество генно-модифицированно против семьи. Можно предложить другое сравнение – алкоголизм. Алкоголик без алкоголя РЕАЛЬНО не может жить, потому что яд внедрился в цепочку жизненных процессов. Если сейчас предложить обществу отказаться от этих антисемейных элементов, то общество начнёт сопротивляться, как пьяница, которого лишают очередной порции алкоголя.

Пример – пенсионная система. Довольно быстро стало понятно, что пенсия работает, как средство борьбы с семьёй и прекрасно справляется с этой задачей. Негативные эффекты пенсии описаны довольно подробно. (7) Изучение стран, где нет пенсии и моделирование общества с фактической отменой пенсии (прямая зависимость пенсии от детей и своего рода) показывают хорошие результаты в долгосрочной перспективе. (8) Однако никто из политиков не возьмётся за такую задачу, как отмена пенсии, ибо это самый надёжный способ потерять свою должность. Даже абсолютно оправданное, безальтернативное, имеющее все предпосылки повышение пенсионного возраста (которое необходимо было принять ещё лет пять назад) категорично отвергается обществом.

Все остальные предложения по возврату к просемейной политике такие же «крамольные». Общество сейчас просто не готово к серьёзным изменениям. Посмотрите на ситуацию с абортами: часть населения оправдывает и защищает очевидное зло – циничное убийство миллионов СВОИХ детей в угоду мифической карьере или желанию погулять, и всё это в стареющей и вымирающей стране.

Именно поэтому сейчас нужно говорить не об искоренении элементов, разрушающих семью, а о создании новой системы поддержки и развития семьи. Какой должна быть эта система? Рекомендую вспомнить, как в СССР развивали олимпийский спорт. Кто-то в руководстве страны решил, что социалистическая страна обязана блеснуть своими спортивными успехами на мировых олимпиадах. Заметьте – населению это не нужно было, по улицам не ходили демонстрации рабочих и крестьян, требующих доступа к чемпионатам. Государство само построило множество стадионов, дворцов спорта, баз и комплексов. Запустили даже отдельную медицинскую структуру для обслуживания спортсменов. Будущему чемпиону нужно было только заявить о желании тренироваться. Такому спортсмену прощали всё! Учится в школе на тройки – не беда, исправим. Нужно уехать на неделю посередине учебной четверти – да не вопрос. Поймали за мелкое хулиганство – но он же чемпион. Про них писали в газетах, давали премии. И бездельниками их никто не считал, хотя если бы иной решил посвятить себя соревнованиям по строительству зáмков из спичек, и тратил бы на это всё своё время, то его судили бы по статье за тунеядство. Система работала по всей стране, во всех республиках.

Стране необходима похожая система поддержки семьям, вся мощь которой должна служить многодетным. Почему многодетным? Тому есть несколько очевидных причин и одна не очевидная. Начнём с очевидных:
— для сохранения численности населения страны и ради того, чтобы избежать катастрофического падения рождаемости, необходимо, чтобы более 60% семей имели трёх детей. Как альтернативный вариант, почти половина всех семей должна иметь четырёх и более детей. Такие результаты дают демографические расчёты, учитывающие возрастную структуру современного общества. У нас всё больше становится пожилых людей, а в молодой возраст входит малочисленное поколение рубежа веков. Дело усложняется тем, что даже те семьи, которые, вопреки навязанной модели малодетности, готовы строить большую семью, не имеют соответствующего репродуктивного потенциала (9);
— 5% многодетных семей воспитывают 20% будущего населения страны, которые в свою очередь дадут до 75% следующего поколения. Вложение в многодетных сейчас – это самые эффективные вложения в социальный и человеческий капитал будущего;
— чтобы семья стала многодетной, она должна сперва родить одного ребёнка, а затем второго, соответственно, комплексные меры поддержки многодетных автоматически работают и на прочие семьи с детьми. К сожалению, обратная система, когда фокус помощи направлен на однодетные семьи, часто оборачивается преградой для рождения последующих детей.

Можно перечислить ещё ряд причин, но это всё плюсы для государства. Простому человеку нет дела до того, какой прирост к коэффициентам рождаемости по стране даст именно его ребёнок – детей рожают не для государства и не для статистики. Как отмечалось выше, модная сегодня однодетность – это продукт жёсткого прессинга на семью. В «естественных» условиях (без такого прессинга) человечество всегда выбирало многодетность. Почему? Обычный ответ на такой вопрос чисто экономический – чем больше у тебя детей, тем крепче твоё хозяйство, тем сильнее твой род, тем больше шансов на безбедную старость. Не опровергая это мнение, заявим, что это не главное.

Тут стоить сказать, что кроме капитализма, социализма и неомарксизма, у семьи есть ещё один грозный враг – гуманизм. Гуманизм декларирует, что человек – это вершина Творения, и на этой вершине человек должен стоять гордо и ОДИНОКО. Человек настолько значим, что для полной самореализации ему нужен только он сам. Идеям гуманизма вторит Адам Смит, утверждая, что человек самодостаточен, ему нужно заботиться только о себе, и не думать о других, а Ницше поёт гимн: «Уважение к себе; любовь к себе; безусловная свобода относительно себя… Только это… Остальное – лишь человечество. Надо стать выше человечества.» (10) Ницше продолжает: «сострадание противоречит закону развития», — и цитирует Шопенгауэра: «сострадание отрицает жизнь». Следующий XX век подхватывает, усиливает и реализовывает эти идеи. Так популярная американская писательница Айн Рэнд в цикле книг «Атлант расправляет плечи» (книги имеют особый успех в среде предпринимателей) вкладывает в уста героя нового мира, гениального изобретателя Джон Голта, новый принцип: «Я никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня». Последние поколения молодёжи воспитываются на лозунгах: «Бери от жизни всё!», или более грубое, но честное: «Секс, наркотики, рок-н-ролл!». Что это, как не призывы к самоудовлетворению?

Понятно, что такая идеология низводит смысл создания семьи только для воспроизводства потомства. Движение бездетности «чайлдфри» — прямой результат распространения гуманизма, ведь если я не развиваюсь благодаря ребёнку, то ребёнок мне только обуза. Впрочем, феминизм и борьба за признание гомосексуальных браков так же полагают своё основание в гуманизме – если человек самодостаточен для своего развития, то мужчине не нужна женщина, женщине не нужен мужчина (прежняя традиция утверждает, что мужское и женское суть две части единого целого, и по отдельности они не могут спастись и достигнуть совершенства). Логическое продолжение гуманизма – трансгуманизм — обещает в будущем обходиться вообще без семьи, и даже без совокуплений мужчины и женщины, намереваясь выращивать людей «в пробирках» и воспитывая их в мегашколах будущего или в суррогатных семьях.

К концу XX века человечество достигло пика разобщённости, и новые этапы развития общества обозначили возвращение к традициям. Наука практически опровергла Ницше, утверждающего, что сочувствие противно природе. Оказалось, что человеческая природа создана для взаимопомощи. Даже мозг человека структурирован для сочувствия и справедливости. Тезис о том, что для развития человека ему нужен только он сам, теряет свою актуальность. Так психология утверждает, что человек рождается трижды; сперва как организм, затем в обществе он рождается, как индивид (без общества это невозможно), и в культуре он рождается, как духовная личность. У Фрейда эти ипостаси именуются соответственно «Оно», «Я» и «Супер Я»; у Уильяма Джойса это природная личность (физическое «я»), социальная личность («я» для других) и духовная личность (свободная воля); у Эрик Берна — Ребёнок, Взрослый, Родитель. Важный для нас вывод из таких классификаций – человек не может стать Человеком сам по себе без общества и деятельности в нём и с ним. (11) Эмиль Дюркгейм (один из основателей современной социологии) говорит о тотемизме, утверждая, что любое общество начинает своё развитие с объединения индивидов, и не важно, под каким флагом (тотем – как повод к объединению в сообщество). Альфред Адлер (ученик Фрейда) сказал об этом так: «Личность начинается с социального чувства». Позже Эрих Фромм напомнил миру, что каждый человек должен думать о любви, читать о любви, писать о любви, размышлять о любви, исполнять дела любви (понимая под этим не страсть буйных гормонов, а весь спектр, от братской и материнской любви до любви к Родине).

В начале XXI века в экономические теории и расчёты стали включать «социальный капитал» — деятельность волонтёров и некоммерческих организаций. Многие страны на государственном уровне стали активно развивать волонтёрские движения и социальное предпринимательство. В различных работах описывается большой вклад социального капитала в развитие государств. (12) В идее социального капитала нет ничего нового — фактически это элемент древнегреческой демократии, где под словом «школа» понимали деятельный досуг ради блага общества, а право демоса избирать и быть избранными проистекало из обязанности к такому «досугу». Экономическое обоснование необходимости такого «досуга» довольно качественно описал ещё бл.Августин (подробнее в работах Дж.Д.Мюллера).

Удивительным образом цели всех идеологий совпадают – человек должен стать совершенным Человеком, однако если гуманизм, капитализм и неомарксизм предлагают сделать это через удовлетворение СЕБЯ, то остальные идеологии, во главе с религией, предлагают достигнуть этого через удовлетворение ДРУГИХ.

Раскроем не очевидную, но важную причину установления высшего приоритета многодетной семьи в семейной политике. Многодетная семья нужна обществу, потому что именно там, в естественных условиях, происходит формирование человека, способного жить в обществе взаимопомощи. Многодетная семья нужна государству по многим причинам, в том числе как самый надёжный помощник в преодолении кризиса (всех кризисов, в том числе экономического). Но самое главное – многодетная семья нужна каждому человеку, как основной путь приобретения совершенства, как путь из человеков в Человеки. Многодетная семья (именно многодетная) не только ПОЗВОЛЯЕТ самосовершенствоваться, но и ЗАСТАВЛЯЕТ расти и развиваться. Для полноценного развития человеку стоило бы изначально воспитываться в многодетной семье. Пример: если ребёнок один в семье, то наказания от родителей он воспринимает как личные обиды. В многодетной семье ребёнок видит, что его братья и сёстры иногда бывают не правы, ребёнок сам бы хотел призвать их к ответу за это, и он видит, что наказания родителей по отношению к ним справедливы. Тогда он пересматривает свои обиды, понимая, что и к нему наказания применялись правильно.

Многодетная семья является не СЛЕДСТВИЕМ правильной жизни человека, а её ФУНДАМЕНТОМ.(13) Если с самого начала ты готовишься к многодетности, то ты по-иному выстраиваешь свою семейную жизнь, начиная с поиска супруга. При этом парадигма многодетности не является репрессивной по отношению к другим состояниям, ибо будь ты холостым, будь ты бездетным, будь ты малодетным – это всё может расцениваться как потенциал к многодетности и не противоречит многодетности других. Вообще, при должном подходе, и капитализм, и социализм, и иная другая политическая система могут увидеть в многодетной семье не врага, но помощника и спасителя. Доводы адептов учения об опасности перенаселения планеты во многом идеологизированы и не всегда корректны. Во-первых, уже сейчас есть все технологии, достаточные для того, чтобы прокормить десятки миллиардов людей. Использовать эти технологии не позволяют, прежде всего, механизмы современного рынка. Во-вторых, депопуляционные процессы зашли так далеко, что даже в режиме наивысшего благоприятствования пройдёт ни один десяток лет, прежде чем рождаемость достигнет хотя бы уровне простого воспроизводства. (14)

Для успешной реализации такого цивилизационного потенциала необходимо чётко осознать и озвучить два базовых принципа новой семейной политики.

Первый – категорично убрать все критерии нуждаемости для государственной социальной поддержки многодетных. Многодетность – уже сверхценность. Вернёмся к примеру с советским спортом. Чем лучше у спортсмена результаты, тем больше в него вкладывается ресурсов, тем больше ему предоставляется благ, тем ценнее награды, громче слава о нём, тем больше ему прощается огрех личной жизни. Вы можете себе представить, чтобы спортсмену, который показывает лучшие результаты, тренер сказал: «Ты молодец, иди, позанимайся сам у себя во дворе, а я пока пойду, потренирую тех жирных бездельников»? В умных книгах по бизнесу описывают такую распространённую ошибку, когда владельцы бизнеса много сил и времени уделяют слабым работникам, мол надо их подучить, разобраться с их мотивацией, а хороший работник сам знает, что ему делать. Это в корне неправильно. Лучшему работнику в первоочередном приоритете руководство должно выделять всё внимание и ресурсы: может ему чем-то ещё можно помочь, может ему хочется чему-то научится, может ему нужны соработники? Когда лучший получит всё, что сможет принять, переходим к следующему, по рейтингу эффективности, работнику. Если после всех эффективных работников на отстающих остались силы руководства, то им повезло, а если нет, то их проблемы. Пусть сами тянутся за лучшими или уходят. Этому учит бизнес, который привык считать каждую копейку и ценить каждую рабочую минуту. Почему же в социальной политике всё наоборот? Чтобы получить поддержку государства, ты должен быть слабым, бедным, неадекватным, алкоголиком, только тогда к тебе снизойдёт государственная благодать. Одни только требования по документам для предоставления пособий и субсидий заставляют многие семьи отказываться от их получения, а те, кто получают, вынуждены стать «профессиональными бедными». Британский социолог Гай Стэндинг утверждает, что у таких людей до 30% рабочего времени проходит в неоплачиваемых «работах» по подтверждению права на получение пособий. (15) Хуже того, для получения помощи зачастую нужно повесить на себя ярлык «тяжёлая жизненная ситуация», «социально опасное положение» или «семья с низким доходом». Все эти ярлыки дают права социальным службам вне всяких разумных норм вмешиваться во внутренние дела семьи, часто с репрессивными намерениями. Снова обратимся к примеру спортсменов – можно ли представить, чтобы тренеры спортивных команд или работники олимпийского комитета ходили в дома к гипертоникам и людям с ожирениям и наказывали всех за неправильный режим дня? Однако в семейной политике подобное поведение ответственных чиновников считается нормой и даже доблестью.

Второй важный принцип – семейную политику, жизненные пространства и общественное отношение в интересах многодетных нужно прогнозировать, формировать и культивировать. Рождаемость выше уровня простого воспроизводства всегда была в аграрном обществе с семейным укладом хозяйства, в иную, доиндустриальную эпоху. Понятно, что жизнь на природе на собственной земле больше предрасполагает к многодетности, а жизнь в тесном городе наоборот, тяготит семейных людей. Однако возврат к аграрному обществу едва ли возможен, тем более в массовом порядке. Как будто в ответ на подобный вопрос рост числа многодетных семей сегодня фиксируется именно в крупных городах, а не в деревнях. Прежняя история цивилизаций не подскажет нам, как правильно обустроить город для массовой детности (где доля детей будет в два раза больше, чем сейчас), у нас просто нет такого опыта. Такая задача требует переосмысления всех сфер, связанных с жизнью семьи: от планировки квартир, домов, архитектурного облика городов, до изменения трудового законодательства и иных общественных договоров, прежде всего пенсионной системы. Так в новую политику необходимо органично вписать один из ключевых моментов аграрного семейного хозяйства — совместный производительный труд родителей и детей. В новой модели семейной политики это будет означать принципиальный виток развития семейного образования и малого (семейного) бизнеса, тогда как сегодня в правовом поле семейного бизнеса нет вовсе, а семейное образование попало в закон об образовании под флагом «чем бы дитя не тешилось» (тогда чиновникам просто лень было сражаться с активными родителями).

В ближайшие годы все регионы России, а также все муниципалитеты должны разработать и принять документы о стратегическом планировании. (16) Активное обсуждение стратегического развития территорий становится нормой. Одновременно с этим в России происходят позитивные и перспективные процессы привлечения молодёжи к прогнозированию, планированию и созиданию своего будущего. Обсуждение новой семейной политики в контексте максимального приоритета интересов многодетных семей должно войти в повестку всех мероприятий и в тексты итоговых документов.

1. Тарасевич Татьяна Степановна. «Динамика демографических процессов: причины депопуляции».
2. Антонов Анатолий Иванович. «Демографическое будущее России: депопуляция навсегда?»
3. Акпаров Валерий. «Структура факторов рождаемости»
4. Дружинин Владимир Николаевич. «Психология семьи».
5. Шафаревич Игорь Ростиславович. «Социализм как явление в мировой истории».
6. Фридрих Энгельс. Собрание сочинений. т.5, стр.476
7. Власов А.В. «Реформа пенсионной системы и демографическая проблема», Гуманитарные и социальные науки, №5, 2012.
8. Гончарова Наталья. «Введение в донодемографию или как пенсии уничтожали великие нации».
9. Доклад «Через 10 лет будет поздно. Демографическая политика Российской Федерации: вызовы и сценарии».
10. Ф. Ницше. «Антихрист. Проклятие христианству.»
11. Петухов Валерий Викторович. Курс лекций по общей психологии.
12.1. Полищук Л., Меняшев Р. «Экономическое значение социального капитала». Вопросы экономики, №12, 2011.
12.2. Авторский коллектив. Социальный капитал: альтернативный источник энергии.
13. Белобородов Игорь Иванович. «Преимущества многодетной семьи сегодня».
14. Антонов Анатолий Иванович. «Многодетная семья в агрессивном малодетном обществе».
15. Гай Стэндинг. «Прекариат: новый опасный класс».
16. ФЗ о стратегическом планировании в РФ 171-фз от 28.06.2014

Добавить комментарий