Основные принципы продуктивной семейной политики

Адекватное понимание семейной политики должно ставить в центр семью именно как единое целое, а не просто как сумму отдельных субъектов, независимых друг от друга индивидуумов с семейными связями и обязанностями.

К сожалению, понимание семейной политики, зачастую существующее на практике, не отвечает этому системному условию. Вместо того, чтобы рассматривать семейную политику, исходя из центрального значения для нее семьи как таковой, как целого, семейного образа жизни, связанных с семьей ценностей, ее часто конструируют исходя из ошибочного понимания ее сути. В таких случаях семейная политика рассматривается как сумма мер государственной поддержки тех или иных конкретных типов семьи, их социального сопровождения, «работы» с ними как с объектами той или иной деятельности. В некоторых случаях ошибочное понимание семейной политики еще дальше отклоняется от ее подлинного существа, и семейная политика сводится к сумме тех или иных мер государственной поддержки отдельных индивидуумов с теми или иными семейными связями и обязанностями. Такое неадекватное понимание семейной политики не способно вести к ее продуктивности. При таком понимании в один ряд с семьей, основанной на стабильном брачном союзе и направленной к рождению и воспитанию детей, нередко ставятся совершенно иные, отличные от нее общественные феномены. К семье во многих отношениях приравниваются внебрачные сожительства, домохозяйства, включающие не состоящего и не состоявшего в браке одинокого родителя с детьми, а в некоторых странах — даже разные виды однополых союзов. Между тем, для отождествления этих феноменов с семьей как центром и целью семейной политики государства нет никаких объективных оснований.

При адекватном понимании семейной политики именно семья как целое находится в ее центре, являясь не столько объектом семейной политики, сколько ее основной целью. Если семья является условием благополучия и процветания государства и общества в целом, то и общество и государство, в свою очередь, должны быть направлены на семью, в значительной мере существовать ради семьи, ради служения ей. Причем речь идет именно о семье как основной ячейке общества – что предполагает наличие стабильного публичного союза мужчины и женщины (брака) и принципиальной направленности этого союза к рождению и воспитанию детей. Именно уникальное и неразрывное соединение этих черт и делает семью основной и естественной ячейкой общества, гарантирующей его стабильность и продолжение его в истории через преемственность поколений.

Стабильность и публичность этого союза являются необходимыми и фундаментальными условиями. Именно стабильность брачных отношений мужчины и женщины создает уникальную социальную ситуацию, благоприятную как для самих супругов, так и для воспитания детей. Многочисленные исследования показывают, что полная семья, соединенная браком, в которой дети живут со своими родными родителями, является в высшей мере действенным фактором предупреждения многих социальных проблем – преступности в целом, детской и молодежной преступности, всех видов серьезного насилия, наркомании и алкоголизма. Пребывание в браке статистически значимым образом способствует сохранению физического и психического здоровья супругов, их долголетию, содействует более осмысленным и позитивным жизненным выборам и решениям с их стороны. Наконец в качестве естественной среды, наиболее благоприятной для воспитания детей, семья совершенно уникальна (и некоторые авторы называют ее, в этом отношении «чудом природы»). Воспитание в полной родной семье статистически значимо позитивно влияет практически на все важные показатели детского развития, от состояния физического и психического здоровья (в том числе и в будущей, взрослой жизни), до уровня интеллектуального развития и учебных успехов и социальных аспектов поведения ребенка и молодого человека. Это следует признать объективным научным фактом. Другие виды семейного окружения – такие приемные семьи, семьи с одним родителем и т.п. – способны выполнять эту уникальную роль (практически всегда, увы, лишь частично) в той мере, в какой они объективно приближаются к полной родной семье, соединенной браком и устремленной к рождению и воспитанию детей. Государственная семейная политика не может не признавать этой объективно уникальной социальной роли и ценности семьи.

Именно эта пронаталистская направленность семьи, которая тесно связана с ценностной и психологической естественной направленностью семьи к многодетности, а также ее природная направленность на воспитание собственных детей, делает ее уникальным путем и уникальным естественным механизмом демографического, социального, культурного, цивилизационного, мировоззренческого, ценностного, нравственного и духовного воспроизводства общества в целом.

Семейная политика как система — это комплексная деятельность государства и других субъектов, направленных на семью как целое и преследующих вполне определенную основополагающую цель. Эта цель находит свое конкретное выражение в ряде принципов, сформулированных в рамках отечественной фамилистической науки, соблюдение которых является необходимым условием продуктивности любой семейной политики.

Необходимо подчеркнуть, что речь здесь не идет о тех или иных нормативно-правовых принципах, закрепленных в соответствующих государственных документах[1]. При всей значимости таких принципов, они нередко являются результатом сложных политических процессов, могут иметь характер политического компромисса. Хотя их необходимо принимать во внимание на правовом уровне экспертной оценки тех или иных нормативно-правовых актов и их проектов, они не задают рамок концептуального уровня фамилистической экспертизы, не могут рассматриваться как ее основополагающие макро-ориентиры.

В этом качестве выступают основные принципы продуктивной семейной политики, объективно следующие из самого ее существа, указывающие рамки, в которых должно оставаться развертывание любой деятельности государства и общества, относящейся к семейной политике, и отклонение от которых неизбежно ведет к негативным последствиям для семьи, противоречит основной цели государственной семейной политики.

Основные принципы продуктивной семейной политики

Принцип диалога семьи и государства (субъектности семьи) требует при проектировании семейной политики исходить из того, что в социальном взаимодействии семья и государство действуют совместно, причем семья является не объектом, а полноправным субъектом семейной политики. Государству не следует в одностороннем порядке устанавливать формат взаимодействия с семьей, определять принципы семейной политики, не принимая во внимание права, запросы и потребности самих семей. Эти права, потребности и позиции семей и родителей с детьми необходимо учитывать при принятии любых затрагивающих их государственных решений. Успешное формирование плодотворной семейной политики невозможно без зрелого и уважительного диалога, в котором семья и государство являются полноценными участниками, слышат и понимают друг друга.

Принцип суверенности и автономии семьи исходит из понимания того, что семья предшествует государству и обществу, независима от государства в своей внутренней жизни и в исполнении своих собственных функций, не являясь в этом отношении одним из подчиненных государству институтов. Семья вправе самостоятельно принимать решения относительно своей внутренней жизни,  в т. ч. родительско-детских отношений, и эта автономия должна уважаться государством. Недопустимо произвольное или избыточное вмешательство кого-либо, в том числе представителей государственных органов во внутренние дела семьи.

Принцип социального участия предполагает, что государство не является единственным субъектом семейной политики. Наряду с государством в качестве таких субъектов выступают иные репрезентативные для данного общества субъекты и объединения: политические партии, общественные, научные и религиозные организации, цели и характер деятельности которых соответствуют цели, основным принципам и базовым ориентирам государственной семейной политики (то есть имеют просемейный характер).

Принцип единства целей семейной политики как на одном, так и на разных уровнях. Семейная политика не должна иметь внутренне противоречивого характера, конкретные решения и подходы не должны противоречить общим задачам семейной политики и принципиальным ценностным ее основаниям; одни решения и подходы не должны разрушать или ослаблять позитивные следствия других; семейная политика на федеральном, региональном и местном уровне должна преследовать одни и те же цели; конкретные решения и подходы на этих различных уровнях должны взаимно соответствовать и поддерживать положительные эффекты семейной политики остальных уровней.

[1] Таких как Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2014 г. N 1618-р

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.